Josemaría Escrivá Obras
58

Интервью, взятое Энрико Зуппи и Антонино Фугарди (L'Osservatore della Domenica, государство Ватикан). Опубликовано в трех выпусках, 19 и 26 мая и 2 июня 1968 года.



Opus Dei играет ведущую роль в современном развитии мирян. Поэтому мы хотели бы спросить вас, прежде всего, вот о чем: каковы, на ваш взгляд, основные характеристики этого развития?

Я всегда считал, что основная характеристика развития мирян - это новое осознание достоинства христианского призвания. Призыв Бога, характерная печать, обретенная в крещении, и благодать означают, что каждый христианин может и должен быть живым воплощением веры. Каждый христианин должен быть ”другим Христом, самим Христом” (alter Christus, ipse Christus). Святой Отец недвусмысленно выразил это в следующих словах: ”Необходимо сохранять за святым крещением всю полноту его значения. Посредством этого таинства мы приобщаемся к Мистическому Телу Христову, Которое есть Церковь... Не следует думать, что быть христианином, принять крещение - это что-то незначительное и неважное. Крещение должно глубоко и радостно запечатлеться в сознании каждого крещеного человека” (Окружное послание Ecclesiam Suam, часть первая).


59

Из этого следует более глубокое осознание Церкви как общины, состоящей из всех верующих, где у всех одна и та же миссия, которую каждый должен исполнять в соответствии со своими личными жизненными обстоятельствами. Миряне, ведомые духом Святым, еще больше осознают тот факт, что они - Церковь, что у них особая высокая и насущная миссия, поскольку они были призваны Самим Богом к ее осуществлению. И они знают, что эта миссия проистекает из самого их статуса христиан и не обязательно из указаний Иерархии, хотя они, разумеется, должны осуществлять эту миссию в духе единства с Церковной Иерархией, следуя Учительству Церкви. Если они не находятся в единстве с епископами и их главой, Папой, то они не могут, если они католики, быть в единстве с Христом.

Собственный вклад мирян в святость и апостольское служение Церкви - это их свободные и ответственные действия в светских, земных структурах, куда они вносят закваску христианской вести. Свидетельство христианской жизни, слово просвещения во имя Божие, ответственные действия ради служения другим людям, участие в решении общих проблем - таковы пути осуществления божественной миссии обычными христианами.

Много лет, с самого основания Opus Dei, я размышляю и прошу других размышлять над словами Христа, которые мы находим в Евангелии от Иоанна: Et ego, si exaltatus fuero a terra, omnia traham ad meipsum. ”И когда Я вознесен буду от земли, все привлеку к Себе” (Иоанн, 12:32; пер. с Вульгаты). Своей смертью на Кресте Христос привлек к Себе все творение. И теперь задача христиан - примирить все сущее с Богом и с помощью своей работы в миру поместить Христа на вершину всех человеческих занятий.

Мне бы хотелось добавить, что, наряду с новым осознанием мирянами своей роли, подобное развитие происходит и среди духовенства. Они тоже начинают осознавать, что у мирян - своя особая роль, которую надлежит пестовать и поощрять пастырским попечением, дабы обнаружить в Народе Божьем харизму святости и апостольского служения, явленную Богом в бесконечном разнообразии форм.

Этот новый пастырский подход, на мой взгляд, совершенно необходим, хотя и многого требует. Он требует сверхъестественного дара различения духов, чувствительность к тому, что идет от Бога, и смирения, не позволяющего навязывать другим свои личные предпочтения и побуждающего следовать тому, что Бог вкладывает в душу человека. Одним словом, это означает любить законную свободу сынов Божьих, которые обретают Христа и становятся носителями Христа, следуя весьма различными, но одинаково божественными путями.

Одна из величайших опасностей, угрожающих сегодня Церкви, заключается, возможно, именно в этом непризнании божественных требований христианской свободы и следовании ложным доказательствам того, что насаждение единообразия среди христиан приносит больше плодов. В основе такого рода установки лежит нечто не просто законное, но даже похвальное: желание, чтобы Церковь оказывала существенное влияние на жизнь современного общества. Тем не менее, я весьма опасаюсь, что это ошибочный путь, поскольку, с одной стороны, он может втянуть Иерархию в земные проблемы (и это грозит впадением в клерикализм, который хотя и отличается от клерикализма прошлых веков, все же не менее отвратителен), а с другой - изолировать мирян, рядовых христиан, от повседневной жизни, превратить их в простых глашатаев решений или идей, возникших вне того мира, в котором они живут.

Мне кажется, что нас, священников, призывают смиренно учиться не быть в моде, быть на самом деле рабами рабов Божьих и принять всем сердцем восклицание Крестителя: Illum oportet crescere, me autem minui. ”Ему должно расти, а мне умаляться” (Ин 3:30), чтобы дать возможность рядовым христианам, мирянам, сделать присутствие Христа реальным во всех сферах жизни общества. Одна из фундаментальных задач священника состоит и всегда будет состоять в том, чтобы излагать христианскую доктрину, помогать отдельным людям и обществу в целом осознать личные и социальные требования, предъявляемые им Евангелием, и чтобы побуждать людей различать знаки времени. Но вся работа священника должна выполняться с максимальным уважением к законной свободе мирянина: каждый человек должен давать Богу свободный ответ. И, кроме того, каждый католик, помимо того, что получает помощь от священника, также получает свой собственный свет от Бога и благодать состояния для осуществления особой миссии, посланной ему как человеку и христианину.

Всякий, кто полагает, что для того, чтобы голос Христа был услышан в мире, необходимо, чтобы духовенство высказывалось по каждому вопросу и всегда во всем участвовало, еще не сумел понять, в чем заключается достоинство божественного призвания каждого члена Народа Божия.


60

Какова в этом контексте роль, которую всегда осуществлял и продолжает в настоящее время осуществлять Opus Dei? Какие формы сотрудничества поддерживают члены Дела с другими организациями, работающими в этой области?



Не мне оценивать работу, которую по милости Божьей делает Opus Dei. Я могу сказать только, что цель Opus Dei - способствовать поиску святости и осуществлению апостольского служения христианами, живущими в миру, каков бы ни был их статус или положение в обществе.

Дело появилось на свет, чтобы помочь понять тем христианам, которые через свою семью, своих друзей, свою обычную работу, свои благородные устремления образуют самую ткань гражданского общества, что их жизнь - такая, какая она есть - может стать благоприятной возможностью для встречи с Христом; что это путь святости и апостольского служения. Христос присутствует во всякой честной человеческой деятельности. Жизнь рядового христианина, которая некоторым людям может показаться банальной и маловажной, может и должна быть святой и святоносной.

Другими словами: если вы хотите следовать за Христом, служить Церкви и помочь другим людям осознать свое вечное предназначение, нет нужды покидать этот мир или держаться от него на расстоянии. Вам даже не нужно заниматься церковной деятельностью. Единственное необходимое и достаточное условие - исполнять миссию, которую поручил вам Господь, в том месте и в той среде, которые указало Его Провидение.

Поскольку на большинство христиан Бог возложил миссию заниматься земными делами и освящать мир изнутри, цель Opus Dei заключается в том, чтобы помочь им обнаружить свою божественную миссию, показать им, что их человеческое призвание - их профессиональное, семейное и социальное призвание - не противоречит их духовному призванию, а, напротив, является его неотъемлемой частью.

Единственная миссия Opus Dei - распространение этого исходящего из Евангелия послания среди всех тех, кто живет и работает в миру, независимо от их образования, профессии или ремесла. И тем, кто сумел постичь такого рода идеал святости, Дело предлагает духовную поддержку и необходимое доктринальное, аскетическое и апостольское обучение.

Члены Opus Dei не работают в группе. Они действуют самостоятельно, полагаясь на личную свободу и ответственность. Таким образом, Opus Dei не является закрытой организацией, которая так или иначе пытается изолировать своих членов от остальных людей. Совместные апостольские начинания - единственный предпринимаемый Делом род деятельности - открыты для всех людей, без различия их социальной, культурной или религиозной принадлежности. И, поскольку члены Дела ищут святости в миру, они всегда работают с теми людьми, с которыми они связаны по работе или по участию в общественной жизни.


61

Подлинно христианский дух проявляется не только в единении с церковной иерархией - Папой и епископами - но также в ощущении единства со всеми братьями по вере. С давних пор я считаю, что один из серьезнейших недугов сегодняшней Церкви - это неведение многих католиков относительно того, чем занимаются и о чем размышляют католики в других странах или слоях общества. Мы должны вновь возжечь то чувство братства, которое столь глубоко ощущалось ранними христианами. Это поможет нам почувствовать, что все мы связаны друг с другом, и в то же время испытать радость от разнообразия форм, в которых проявляется призвание каждого из нас. А это приведет к тому, что мы избежим многих несправедливых и обидных суждений, от имени католицизма высказываемых определенными группировками в адрес их братьев по вере, которые на самом деле ведут себя благородно и с истинным самопожертвованием в особых условиях своих стран.

Для каждого человека очень важно оставаться верным своему божественному призванию. Только так его особое призвание, которым наделил его Господь, сможет принести Церкви пользу. Обязанность членов Opus Dei, обычных христиан - освящать мир изнутри, занимаясь самыми разными человеческими делами. Поскольку членство в Opus Dei никоим образом не влияет на их положение в миру, они принимают участие - так, как считают нужным - в жизни прихода, в общих богослужениях и т.д. И в этом смысле они обычные граждане, которые хотят быть добрыми католиками.

Тем не менее, члены Дела, как правило, не принимают участия в конфессиональной деятельности. Они участвуют в церковных делах только в исключительных случаях, по экстренной просьбе со стороны иерархии. Они придерживаются такой позиции не потому, что хотят отличаться от других, и уж тем более не из презрения к конфессиональным делам. Просто они хотят заниматься тем, к чему призван Opus Dei. Церковными делами уже занимается большое количество монахов и священников, а также мирян, которые целиком отдаются этой работе.

Задача, к которой Господь призывает членов Дела, - другого рода. Внутри всеобщего призвания к святости каждый член Opus Dei получает свое собственное призвание, которому он свободно и ответственно посвящает себя, чтобы искать святость и осуществлять апостольскую миссию в миру, задавшись целью жить в особой духовности и на протяжении всей жизни получать особое образование. Если бы они пренебрегали своей работой в миру с тем, чтобы заниматься церковными делами, полученные ими божественные дары были бы растрачены попусту, а сами они, увлекшись иллюзией мгновенной эффективности пастырской деятельности, нанесли бы реальный ущерб Церкви. Ибо тогда было бы меньше христиан, положивших своей целью освящать себя во всех профессиях и ремеслах гражданского общества, на всем необозримом поле мирского труда.

Кроме того, требования, предъявляемые постоянным религиозным и профессиональным образованием, а также время, которое каждый человек посвящает делам благочестия, молитве и добросовестному выполнению обязанностей, налагаемых на него его социальным статусом, полностью заполняют всю жизнь членов Дела. У них просто не остается свободного времени.


62

Мы знаем, что в Opus Dei входят мужчины и женщины из всех социальных слоев, те, кто состоит в браке, и те, кто соблюдает безбрачие. Что их всех объединяет? Какие обязательства берет на себя каждый член для достижения целей, которые ставит перед собой Opus Dei?

Об этом я могу сказать буквально в двух словах: искать святости в миру, nel mezzo della strada, ”на улице”. Человек, которого его особое, полученное от Бога, призвание привело в Opus Dei, убежден, что он должен достичь святости в своих реальных жизненных обстоятельствах, в своей работе - физической или интеллектуальной, и живет в соответствии с этим убеждением. Я говорю: ”?? ??????? (...) и живет в соответствии”, потому что дело не в том, чтобы просто принять некое теоретическое положение, но в том, чтобы день за днем осуществлять это положение на практике, в повседневной жизни.

Если вы хотите достичь святости - несмотря на свои личные недостатки и недочеты, которые сопровождают нас всю жизнь - вы должны попытаться, с Божьей помощью, жить в любви, которая есть исполнение закона и связь совершенства. Любовь не есть нечто абстрактное. Она влечет за собой подлинную и полную самоотдачу в служении Богу и всем людям; в служении Богу, Который говорит с нами в тишине молитвы и в шуме мира, и в служении людям, чье существование переплетается с нашим собственным.

Живя в Любви, вы живете в согласии со всеми человеческими и сверхъестественными добродетелями, которые должны быть присущи христианину. Эти добродетели образуют некое единство и не могут быть сведены к простому перечню. Не может быть любви без справедливости, солидарности, ответственности в семье и обществе, бедности, радости, целомудрия, ??????...

Вы тотчас увидите, что упражнение в этих добродетелях ведет к апостольскому служению. Оно уже, само по себе, апостольское служение. Ибо когда люди пытаются следовать этому пути в своей жизни, в своем повседневном труде, их христианское поведение становится добрым примером, свидетельством, реальной и эффективной помощью другим людям. Они учатся следовать за Христом, Который coepit facere et docere, ”делал и учил” (Деян 1,1), словом и примером. Вот почему на протяжении последних сорока лет я называл это служение апостольским служением дружбы и доверительности.

Все члены Opus Dei одинаково стремятся к святости и апостольскому служению. И поэтому в Деле нет степеней или категорий членства. В Opus Dei людей приводит одно и то же призвание. Это призвание состоит в том, чтобы посвятить себя лично, со всей свободой и ответственностью, тому, чтобы стараться выполнять волю Божию, то есть то, чего Бог хочет от каждого человека. Это великое множество личных обстоятельств - обстоятельств, в которых находится каждый член во всем мире. Одно и то же призвание приспособлено к разным обстоятельствам.

Как видите, пастырский феномен Opus Dei происходит из низов, из повседневной жизни христиан, живущих и работающих бок о бок с остальным человечеством. Таким образом, его нельзя считать частью процесса обмирщения или десакрализации монашеской жизни. Его нельзя назвать последним звеном в цепи, теснее связывающей монашеское и мирское.

Когда человек получает призвание присоединиться к Opus Dei, он обретает новое видение того, что его окружает. Он в новом свете видит социальные отношения, свою профессию, свои интересы, печали и радости. Но он ни на минуту не прекращает жить среди них. Таким образом, нельзя говорить о приспособлении к миру или к современному обществу. Потому что нельзя приспособиться к тому, что является неотъемлемой частью твоей личности. По отношению к тому, что тебе свойственно, можно только быть. В сердце своем ты получил то же призвание, что и те рыбаки, крестьяне, торговцы или солдаты, что сидели у ног Иисуса в Галилее и слышали, как Он говорит: Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный (Мф 5,48).

Еще раз повторяю: совершенство, которого ищет член Opus Dei, есть совершенство, подобающее христианину. Это совершенство, к которому призван каждый христианин; оно заключается в том, чтобы жить полностью в согласии с требованиями Веры. Нас не интересует евангельское совершенство, которое подобает монашествующим и некоторым организациям, близким по духу к монашествующим. Еще меньше мы заинтересованы в так называемой жизни евангельского совершенства, которая, согласно каноническому праву, относится к монашескому статусу.

Я считаю, что монашеское призвание благословенно и необходимо для Церкви, и всякое неуважение к этому призванию противоречит духу Дела. Но это не мое призвание и также не призвание членов Opus Dei. Можно сказать, что каждый член присоединяется к Opus Dei на четких условиях - не менять свой жизненный статус. Особая характеристика нашего пути - освящать свой жизненный статус в миру и освящаться там, где каждый встречается с Христом. Таково обязательство, которое принимает на себя каждый из членов Дела для осуществления целей Opus Dei.


63

Как устроен Opus Dei?

Поскольку, как я уже сказал, призвание к Делу находит мужчину или женщину посреди их обычной жизни и работы, легко понять, что Opus Dei не основан на комитетах, ассамблеях, встречах и т.д. Иногда, к удивлению некоторых, я заходил так далеко, что называл Opus Dei неорганизованной организацией. Большинство членов - на самом деле, практически все - живут там, где бы они жили, не будучи членами Opus Dei: в своем доме, со своей семьей, там, где они работают.

И именно там каждый член Дела обретает цель Opus Dei: стремиться к святости, превратить свою жизнь в ежедневное апостольское служение, обычное, нешумное, но упорное (это самое главное) и действенное служение Богу. Для содействия этому апостольскому служению и жизни в святости Opus Dei предоставляет своим членам необходимую духовную помощь, совет и направленность - но только лишь в строго духовном смысле. Во всем остальном - в своем труде, социальных отношениях и т.д. - они действуют по собственному усмотрению, осознавая, что это не нейтральная почва, а среда, которая может быть освящена, и сама стать средством освящения и апостольского служения.

И так все живут своей жизнью, со всеми ее отношениями и обязательствами, и обращаются к Делу за духовной помощью. Для этого нужна структура, но лишь в очень небольшой степени. Все сделано для того, чтобы ограничить ее лишь самым необходимым. Дело предоставляет члену Opus Dei в течение всей его жизни религиозное доктринальное образование, которое позволяет ему обрести активное и искреннее благочестие и рвение, побуждающее к постоянной созерцательной молитве и к личной ответственной апостольской деятельности, лишенной всякого фанатизма.

К тому же все члены знают, где им найти священника из Opus Dei, с которым они могли бы обсудить нравственные проблемы. Некоторые члены - их очень немного в сравнении с общим числом - живут вместе, чтобы заботиться о духовном благе других или заниматься какой-либо апостольской деятельностью. Они живут в обычном доме, как любая христианская семья, и в то же время продолжают заниматься своей профессией.

В каждой стране есть региональное руководство, всегда коллегиальное по своей природе, возглавляемое Советником*; а в Риме находится центральное руководство, состоящее из представителей самых разных национальностей. В Opus Dei существует две секции, одна для мужчин, а другая для женщин: они абсолютно независимы и образуют две различные ассоциации, объединенные только в лице Генерального Руководителя*.

Надеюсь, мне удалось объяснить, что я имею в виду под неорганизованной организацией: мы отдаем духу преимущество перед организацией, и поэтому жизнь членов не стеснена директивами, планами и митингами. Каждый член идет своим путем. С другими его объединяет общий дух и общее стремление к святости и апостольскому служению, которое сопутствует ему в его желании освятить свою повседневную жизнь.


64

Иногда Opus Dei описывают как интеллектуальную элиту, которая стремится просочиться в ключевые политические, финансовые и культурные сферы, чтобы контролировать их изнутри, хотя и с добрыми намерениями. Это правда?



Почти все организации, которые несли с собой новую весть или серьезно пытались служить человечеству в живом духе Христианства, сталкивались с непониманием, особенно в начале. Вот почему некоторые люди вначале не поняли учение об апостольском служении мирян, которое проповедовал и согласно которому жил Opus Dei.

Я также должен добавить - хотя и не люблю говорить о таких вещах - что в нашем случае велась также организованная и упорная кампания по искажению фактов. Находились люди, говорившие, что мы действуем тайно (возможно, это был их собственный стиль поведения), что мы хотим захватить важные посты и т.д. Если говорить точнее, эту кампанию начал около тридцати лет назад один испанский монах, который позже оставил свой орден и Церковь. Он заключил гражданский брак и сейчас является протестантским пастором.

Раз начавшись, искажение фактов дальше продолжалось уже по инерции: некоторые люди пишут, не удосуживаясь проверить информацию, и не все действуют, как то подобает профессиональным журналистам, которые, понимая, что они не всегда безупречны, достаточно честны, чтобы исправить свою ошибку, когда выясняется вся правда. Именно это и произошло в этом случае, хотя клевета и опровергается очевидными доказательствами, не говоря уже о том, что она с самого начала выглядела совершенно неправдоподобной. Как бы то ни было, все эти слухи, о которых вы упомянули, касаются только Испании, и всякий, кто думает, что международная организация вроде Opus Dei крутится вокруг проблем только одной страны, просто близорукий провинциал.

Большинство членов Opus Dei - в Испании и повсюду - домохозяйки, рабочие, мелкие коммерсанты, клерки и т.д., т.е. люди, не обладающие никаким особенным политическим или социальным весом. Тот факт, что огромное количество рабочих являются членами Opus Dei, не привлекает внимания; но стоит появиться одному политику, и все сосредотачивают на этом свое внимание. Я убежден, что призвание к Делу у железнодорожного носильщика столь же важно, как и призвание директора компании. Призывает Господь, а в делах Господних не бывает никакой социальной дискриминации и уж тем более демагогии.

Всякий, кто видя, что члены Opus Dei работают в самых различных областях человеческой деятельности, рассуждает об этом в терминах ”влияния” и ”контроля”, просто-напросто демонстрирует свои весьма примитивные представления о христианской жизни. Opus Dei не обладает властью и не желает власти, ни в одной из сфер земной деятельности. Все, чего он хочет - это распространять Евангельскую весть, нести всем людям, живущим в мире, послание о том, чего Бог хочет от них, чтобы они любили Его и служили Ему своими земными делами. Следовательно, члены Opus Dei, обычные христиане, работают там, где хотят, и так, как им нравится. Единственная забота Дела - помогать им духовно, чтобы они всегда могли действовать в согласии с христианской нравственностью.


65

Но давайте поговорим конкретно об Испании. Те немногочисленные члены Opus Dei, которые занимают в Испании значительное социальное или политическое положение, руководствуются в своей деятельности (так же, как и во всех других странах) личной свободой и ответственностью, и каждый следует своей совести. Вот почему на практике они придерживаются очень разных и нередко противоположных взглядов.

Мне бы также хотелось предупредить, что разговоры о том, что присутствие членов Opus Dei в испанских политических кругах имеет какое-то особое значение, приводят к возникновению в высшей степени искаженного взгляда на факты. Членов Opus Dei, принимающих участие в испанской общественной жизни, очень немного, по сравнению с числом католиков, активно вовлеченных в деятельность в этой области. Поскольку практически все население этой страны - католики, логично было бы предположить, просто по статистике, что люди, участвующие в общественной жизни, тоже, скорее всего, католики. На самом деле на всех уровнях общественного управления - от министерств до местных городских советов - можно обнаружить большое количество католиков, принадлежащих к самым разным организациям верующих: некоторые отделения Католического Действия, Национальная Католическая Ассоциация Пропагандистов, чьим первым президентом был покойный кардинал Эррера, Конгрегации Святой Девы и т.д.

Я не хочу дальше распространяться на эту тему, но мне бы хотелось воспользоваться этой возможностью, чтобы еще раз сказать: Opus Dei не связан ни с какой страной, ни с каким правительством, ни с одной политической партией, ни с какой-либо идеологией. Во всех земных делах его члены всегда действуют совершенно свободно и берут на себя ответственность за все свои действия. Они питают отвращение к любой попытке использовать религию в политических или партийных интересах.

Простые вещи порой трудно бывает объяснить. Вот почему я так долго отвечаю на ваш вопрос. Как бы то ни было, слухи, о которых вы говорите, теперь уже в прошлом. Эти наветы давно уже разоблачены: теперь уже никто им не верит. С самого начала мы всегда действовали при свете дня (у нас нет никакой причины действовать иначе), открыто объясняя природу и цели нашего апостольского служения. Любой, кому нужны были факты, всегда мог их получить. Правда в том, что огромное количество людей - католиков и не-католиков, христиан и не-христиан - с любовью и уважением относятся к нашей работе и сотрудничают с нами.


66

Правда также и в том, что прогресс в истории Церкви привел к исчезновению определенного рода клерикализма, который стремился исказить все, что делали миряне, подозревая их в лицемерии. Сейчас, благодаря этому прогрессу, легче понять, что то, чем всегда жил и что проповедовал Opus Dei - ни больше, ни меньше как божественное призвание рядового христианина, в рамках четко определенной харизмы.

Я надеюсь, что придет время, когда фраза ”католики проникают во все сферы общества” выйдет из употребления, потому что все поймут, что это клерикальное выражение. В любом случае она совершенно неприложима к апостольскому служению Opus Dei. Членам Дела нет нужды проникать в земные сферы по той простой причине, что они обычные граждане, такие же, как и все остальные люди, и они уже там находятся.

Когда Господь призывает любого, кто работает на фабрике, в больнице или в парламенте, присоединиться к Opus Dei, это означает, что отныне этот человек принимает решение использовать все необходимые средства для освящения, с Божьей помощью, своего труда. Это не больше, чем осознание радикальных требований евангельской вести, в применении к тому особому призванию, которое получил этот человек.

Полагать, что это осознание подразумевает отказ от нормальной жизни - вывод, который можно сделать только в том случае, если человек получил от Бога монашеское призвание, с его contemptus mundi, т.е. презрением к мирскому. Но было бы очевидной нелепостью пытаться сделать этот отказ от мира квинтэссенцией или вершиной христианства.

Так что это не Opus Dei помещает своих членов в определенную среду - повторяю, они уже там и им незачем уходить оттуда. Более того - призвание к Opus Dei, обретаемое по милости Божьей и благодаря тому апостольскому служению дружбы и доверительности, о котором я уже говорил, можно обнаружить во всех сферах жизни.

Возможно, именно эта простота природы и способа работы Opus Dei представляет определенную трудность для тех, кто полон сложностей и, похоже, не в состоянии понять ничего искреннего и прямодушного.

Конечно, всегда будут люди, не понимающие сути деятельности Opus Dei, но не стоит этому удивляться, поскольку Господь наш предупреждал Своих учеников об этих трудностях, сказав: Non est discipulus super magistrum, ”ученик не выше учителя” (Мф 10:24). Никто не может надеяться на всеобщее понимание, хотя каждый вправе ожидать уважения к себе как к человеку и сыну Божию. К сожалению, всегда находятся фанатики, стремящиеся в тоталитарной манере навязать свои идеи; им никогда не понять той любви, которую члены Opus Dei питают к личной свободе других людей и к своей собственной личной свободе - а личной свободе всегда сопутствует и личная ответственность.

Я вспоминаю одну историю, очень подходящую к случаю. В одном городе (пусть он останется безымянным) городской совет обсуждал вопрос финансовой поддержки образовательному начинанию, проводимому членами Opus Dei - как и все совместные начинания Дела, этот проект осуществлялся на благо общества. Большинство депутатов высказались за поддержку. Один из них, социалист, обосновал свое мнение личным знакомством с этим начинанием: ”Эта деятельность, - сказал он, - характеризуется тем, что люди, которые ею занимаются, высоко ценят личную свободу: они рады в своем общежитии всем студентам, какой бы религии или идеологии те ни придерживались”. Коммунисты проголосовали против гранта. Один из них так объяснил социалисту свое решение: ”Я против, потому что если дело обстоит таким образом, то значит, это общежитие представляет собой активным орудием пропаганды в пользу католичества”.

Всякий, кто не уважает свободу других или стремится противодействовать Церкви, не способен оценить апостольскую деятельность. Но даже и в этом случае я как человек обязан уважать его и пытаться вывести его к истине; а как христианин я должен любить его и молиться за него.


67

. Теперь, когда мы все это выяснили, я хотел бы спросить Вас, чт? в духовном образовании членов Opus Dei мешает тому, чтобы принадлежность к нему была связана с какими-то мирскими выгодами?



Всякая ”выгода”, кроме духовной, начисто исключена, поскольку Дело требует многого - отрешенности, жертвенности, самоотдачи, неустанного служения душам, - а не дает ничего. Конечно, я употребил это слово в мирском, материальном смысле; в духовном плане оно дает немало - учит вести невидимую брань и побеждать в ней, видеть Бога во всех обстоятельствах и общаться с Ним неустанно, относиться к Христу как к брату и чувствовать себя сыном Божиим, который неизбежно распространяет Его учение.

Тот, кто не продвигается на духовном пути и не поймет, что, служа Господу, ст?ит отдать все, даже собственную жизнь, не сможет остаться долгое время в Opus Dei, ибо святость - не этикет, не какой-то вид поведения, но глубокая внутренняя потребность.

Кроме того, у Opus Dei нет никаких политических, экономических, идеологических целей; цель одна - духовное образование и апостольское служение, то есть непрестанное духовное внимание к каждому из членов, а также совместные апостольские начинания воспитательного или благотворительного характера.

Члены Opus Dei объединились только для того, чтобы идти определенным путем святости и совместно трудиться в определенных апостольских начинаниях. Их сотрудничество исключает какую бы то ни было мирскую выгоду по той простой причине, что все наши члены свободны, а значит, каждый идет своим путем. Цели их и задачи различны, а порой - противоположны.

Поскольку цели Opus Dei связаны только с Богом, наш дух - дух свободы. Мы любим личную свободу каждого искренней, а не умозрительной любовью, и потому нам дорог неизбежный плод свободы - плюрализм. Opus Dei почитает и ценит его, а не просто терпит. Когда я вижу, сколь различны у членов Дела идеи и взгляды, связанные с политикой, экономикой, обществом или искусством, я радуюсь - ведь это свидетельствует о том, что Дело развивается так, как хочет Бог.

Духовное единство и различия в земных мнениях вполне совместимы, если нет фанатизма и нетерпимости, особенно же - когда люди живут верой и знают, что соединены не только узами симпатии или выгоды, но действием Святого Духа, Который, делая нас братьями Христа, ведет к Богу Отцу.

Истинный христианин никогда не подумает, что единство веры, верность Учению и Преданию Церкви и совместная проповедь спасительной вести Христа хоть как-то противоречат различию в том, что Бог, так сказать, оставил на наше усмотрение. Мало того, он прекрасно знает, что разнообразие это входит в Божий замысел и любезно Богу, Который распределяет как Ему угодно Свои дары и озарения. Христианин должен любить других людей, а значит - уважать чужие мнения и жить в полном ладу с теми, кто думает иначе.

Именно потому, что члены Opus Dei воспитаны в таком духе, никто и не рискнет использовать принадлежность к Делу ради личной выгоды или для того, чтобы как-то воздействовать на чужие решения в политической или культурной сфере. Другие просто не допустят этого, и ему придется вести себя иначе или покинуть наши ряды. В этом пункте никто из нас не допустит мельчайшей уступки, ибо мы должны защищать не только свою личную свободу, но и духовную суть того дела, которому мы служим. Вот почему я считаю, что личная свобода и ответственность - самая лучшая гарантия высших, Божьих целей Дела Господня.


68

. Можно предположить, что до сих пор Делу помогал энтузиазм первых его членов, хотя они исчисляются тысячами. Есть ли способы, гарантирующие, что так пойдет и дальше, несмотря на то, что каждая институция утрачивает со временем первоначальный пыл и постепенно охладевает?



Дело Божье зиждется не на энтузиазме, а на вере. Поначалу, достаточно долго, было очень и очень нелегко, мы одни трудности и видели. Opus Dei развился и расцвел не человеческими средствами, а Божьей благодатью, молитвами и жертвами первых членов. У нас были только молодость, хорошее расположение духа и стремление творить волю Божию.

Оружием нашим с самого начала стали молитва, самоотдача, молчаливый отказ от всякого себялюбия, чтобы служить душам. Как я уже говорил, к нам приходят, чтобы обрести дух, побуждающий отдать все ради любви к Богу и к Его созданиям, не прекращая при этом своей обычной, профессиональной деятельности.

Духа этого мои дети никогда не теряют; вот и гарантия против охлаждения. Конечно, дела человеческие изнашиваются, человеческие - но не Божии, если мы сами их не испортим. Порча и упадок возможны лишь тогда, когда угасает порыв. В нашем же случае ясно виден Божий Промысел, который за очень короткий срок, всего за сорок лет, сделал так, что это особое призвание приняли и осуществили самые обычные люди в самых разных странах.

Скажу снова: наша цель - освящение каждого члена Opus Dei, который, будь то мужчина или женщина, не оставил свое место в миру. Если кто-то приходит к нам не для того, чтобы стать святым при всех своих лишениях и личных недостатках, он тут же уйдет. Я думаю, святость побуждает к святости, и молю Бога, чтобы в Opus Dei не убывала эта глубокая убежденность, эта жизнь в вере. Как видите, мы ограждаем себя не человеческими или юридическими гарантиями. Дела, вдохновленные Богом, движутся благодатью. Рецепт у меня один - будь святым, стремись к святости, своей, неповторимой, личной.


69

Почему в такой подчеркнуто мирской организации есть и священники? Каждый ли член Opus Dei может стать священником или только тот, кого укажет начальство?



Призвание к Делу может обрести всякий, кто хочет стать святым в нынешнем своем положении - холостяк, женатый и вдовец, мирянин и священник.

Поэтому в Opus Dei вступают и епархиальные священники, не покидая своего статуса епархиальных священников. Opus Dei помогает им стремиться к тому виду христианского совершенства, которого требует их служение, освящая их каждодневный труд, который и заключается в священнослужении на благо своему епископу, своей епархии и всей Церкви. Положение их ничуть не меняется, они по-прежнему всецело заняты тем, что доверит им церковное начальство, и другими апостольскими делами, Opus Dei в это не вмешивается; и обретают все б?льшую святость, воплощая как можно лучше добродетели, свойственные священнику.

Кроме пастырей, вступивших в Opus Dei после рукоположения, есть у нас и такие, которые cтали членами Дела в качестве мирян, а потом уже приняли священство. По сравнению с общим количеством членов их очень мало, примерно - двое на сотню, и священством своим они служат апостольским целям Opus Dei, в меньшей ли, в большей ли мере (это уж - когда как), отказываясь от своей прежней профессии. Собственно говоря, они - профессионалы, призванные к священству после того, как овладели каким-то делом и сколько-то лет занимались им - скажем, были врачами, инженерами, крестьянами, педагогами, журналистами. Кроме того, они очень серьезно, никак не наспех, изучают церковные дисциплины, и обычно получают докторскую степень, не теряя интеллектуальных навыков, свойственных прежней, мирской профессии, так что после хиротонии становятся врачами-священниками, юристами-священниками, рабочими-священниками и так далее.

Для апостольского служения Дела они необходимы. Как мы уже говорили, это служение осуществляют в основном миряне. Каждый член Opus Dei старается быть апостолом в своей среде, приближая души к Христу примером и словом, в живой беседе. Однако если ты ведешь душу по стезе христианской жизни, рано или поздно оба вы придете к стене святых таинств. Мирянин не может освящать без священника, который исповедует, причащает и возвещает Слово Божие от имени Церкви. Поскольку наш апостолат предполагает особую духовность, непременно нужно, чтобы и священник давал о ней живое свидетельство.

Священники эти служат не только собратьям по Opus Dei, но и многим другим. Пастырское рвение, правящее их жизнью, естественно приводит к тому, что они непременно передают им хоть частицу света Христова. Мало того, сам дух Opus Dei, не ведающий ”своих” и ”чужих”, побуждает их чувствовать тесную связь с другими епархиальными священниками. Они ведь и сами - пастыри своих епархий, которым служат со всем возможным рвением.

Хочу подчеркнуть, это очень важно, что наши миряне, ставшие священниками, не меняют призвания. Свободно ответив на предложение руководителей Дела, они не считают, что священство теснее свяжет их с Богом или вернее обеспечит им святость. Они прекрасно знают, что призвание мирянина само по себе обладает полнотой и, с первого же шага, их вверенность Богу в Opus Dei ведет по пути совершенства. Тем самым, рукоположение - не какое-то ”повышение”, увенчание призвания к Делу, а призыв, обращенный к некоторым членам, чтобы они новым, иным способом служили всем прочим. Вообще же, у нас нет двух ”классов”, мирян и священства; все равны, все живут одним и тем же духом - духом освящения в собственном жизненном статусе.


70

Вы часто говорите о работе. Не скажете ли, какое место занимает она в духовности Opus Dei?

Призвание наше ни в коей мере не изменяет и не подменяет прежнего занятия и статуса. Человеку положено трудиться, а потому сверхъестественное призвание к святости и апостольскому служению в духе Opus Dei только укрепляет прежнее, естественное призвание к труду. Подавляющее большинство наших членов - обычные миряне, то есть христиане, у которых есть своя профессия, чаще всего, занимающая у них много времени. Она кормит их, развивает, позволяет содержать семью и способствует общему благу.

Призвание наше только укрепляет все это. Конечно, у всех есть недостатки, но мы можем сказать, что человек с призванием к Делу живет и работает в миру как можно лучше и с человеческой, и с Божьей точки зрения. Другими словами, его работа, отличающаяся и духом умения, и духом служения, способствует созиданию земного града, освящает мир, а потому мы вправе считать ее освященной и освящающей.

Тот, кто поистине всерьез хочет жить по вере и осуществлять апостольскую миссию в духе Opus Dei, должен освящать себя трудом, освящать самый труд и, наконец, освящать своим трудом других. Не отличаясь от тех, с кем он вместе работает, он подражает Христу, Который тридцать лет был плотником в Назарете.

Работа, обычный труд - не просто среда, в которой человек освящается, но и самая материя святости. В обычных, будничных делах он узнает руку Божию и находит повод для молитвы. Работа сводит его с другими людьми - родными, друзьями, коллегами, и с важными проблемами, касающимися общества, даже всего мира, предоставляя тем самым возможность послужить ближним, а это - важнее всего для христиан. Он должен, как только может, поистине, без фальши, свидетельствовать о Христе, чтобы все узнали Его и полюбили; должен показывать, что обычная жизнь, каждодневный труд могут стать встречей с Богом.

Словом, святость и апостольство неотделимы от жизни наших членов, а потому обычный труд - стержень их духовной жизни. Вверенность Богу сливается с работой, которую они делают, и которая не изменилась после того, как они пришли в Opus Dei.

Когда в первые годы священства я стал это проповедовать, не все меня понимали, а кое-кто и пугался - ведь люди привыкли, что ”мирскую жизнь” вечно бранят. Но Господь показал мне, а я старался показать ближним, что мир хорош, мало того - совершенен, как всякое творение Божие, и только мы сами оскверняем его грехом.

Я говорил тогда, говорю и теперь, что мир надо любить, ибо в нем мы встречаем Бога, который является нам в мирских делах, в мирских событиях.

Добро и зло перемешались в истории, и христианин должен различать их; но, различая, он должен не отвергать благость дел Божиих, а, напротив, распознавать божественное в делах человеческих, даже в слабостях. Чтобы понять Замысел Божий, Который хочет спасти мир, мы найдем прекрасное правило у апостола: ”Все ваше, а вы - Христовы, а Христос - Божий” (1 Кор 3,22).


71

Не могли бы вы рассказать, как распространялся Opus Dei за эти сорок лет? Какие апостольские труды для вас важнее всего?



Скажу для начала, что я очень благодарен Господу, Который дал мне увидеть, как всего за сорок лет Дело распространилось по всему миру. В 1928 г., когда Opus Dei появился на свет в Испании, он уже был римским, то есть католическим, вселенским. И он сразу стал распространяться на все страны, иначе и быть не могло.

Думая о прошедших годах, я вспоминаю много хорошего. Как-никак, кроме бед и трудностей, которые в каком-то смысле можно назвать солью жизни, были и великие радости - и действие благодати Божьей, и полная, радостная самоотдача множества людей, которые умели быть верными. Поймите, это очень важно: главное апостольство Opus Dei - то, которое совершает каждый из его членов там, где он есть, на работе, в семье, с друзьями. Дело это почти незаметно, его не уложишь в статистику, но оно порождает плод святости в тысячах душ, которые тихо и деятельно следуют за Христом в обычной, рабочей, будничной жизни.

Больше ничего и не скажешь. Я мог бы поведать о примерной жизни очень многих людей, но, приоткрыв сокровенное, лишил бы ее человеческой и Божественной красоты. Еще хуже свести все к цифрам, к статистике; ведь тогда мы попытаемся представить в виде перечня те плоды, которые порождает в душах благодать.

Могу рассказать об апостольских начинаниях, которые ведут члены Opus Dei в разных странах. В этих начинаниях, которые требуют и рвения, и человеческого совершенства, с нами сотрудничают многие люди, не принадлежащие к Opus Dei, но понимающие духовную ценность нашей работы или ценящие хотя бы ее непосредственную пользу, что бывает, когда нам оказывают помощь многие люди иной веры. Речь идет всегда о мирских задачах, предложенных обычными гражданами в рамках их гражданских прав, в соответствии с законом своей страны и выполняемые с должной профессиональностью. Другими словами, это - задачи, которые не требуют никаких привилегий или особого отношения.

Несомненно, вы знаете об одном из таких дел, совершаемом в Риме - о центре ELIS, который готовит и всесторонне развивает рабочих в школах, библиотеках, спортивных клубах и т.п. Там, в Риме, это очень нужно, особенно - в районе Тибуртино. Нечто похожее есть в Чикаго, в Мадриде, в Мехико и многих других городах.

Другой пример - Strathmore College of Arts and Science1 в Найроби. Эта школа готовит к университету; через нее прошли сотни студентов Кении, Танзании и Уганды. С ее помощью члены Opus Dei, родившиеся в Кении, осуществили вместе с согражданами дело, очень важное и для образования, и для всего общества, основав первый центр Восточной Африки, в котором учились вместе студенты разных рас. Этот центр во многом способствовал африканизации культуры. Примерно то же самое можно сказать о Kianda College, тоже в Найроби, который осуществляет исключительно важную задачу, помогая воспитать африканскую женщину нового типа.

Скажу еще об одном нашем детище, Наваррском университете. Основанный в 1952 году, он насчитывает теперь 18 факультетов, институтов и училищ, в которых учится больше шести тысяч студентов. Недавно газеты писали, что университет существует на государственные деньги. Это не так. Государство наше, Испания, не содержит его ни в малой мере, оно помогло только с некоторыми профессорскими ставками. Университет существует благодаря частным лицам и сообществам. И университетская жизнь, и система образования, ставящая во главу угла личную ответственность и единение всех сотрудников, доказали свою эффективность, создав положительный образец в современном университетском мире.

Мог бы я поговорить и о трудах другого рода в США, в Японии, Аргентине, Австралии, Англии, Франции, на Филиппинах и т.д. Однако это не нужно. Достаточно сказать, что Opus Dei существует фактически на пяти континентах, а принадлежат к нему люди самых разных рас (конкретно - семьдесят национальностей) и самого разного общественного положения.


Предыдущий Следующий