Josemaría Escrivá Obras
0

7 августа 1931 года - в день, когда Мадридская епархия отмечала Праздник Преображения Господня, - отец Хосемария Эскрива сделал запись о мистическом переживании, дарованном ему Богом. В этот день, в то время, как он совершал Божественную Литургию, ему, по воле Господа, по-новому открылись слова Евангелия: "et ego, si exaltatus fuero a terra, omnia traham ad meipsum".1 Я осознал, что именно народ Божий, мужчины и женщины, вознесет Крест вместе с учением Христовым на вершину всякой человеческой деятельности… И я узрел торжество Господа, Который привлекает к Себе все сущее. Затем, словно бы в ответ на это озарение, он продолжил: Несмотря на то, что я чувствую себя лишенным каких бы то ни было добродетелей и знаний (в смирении - истина, и нет в нем позора), мне хотелось бы написать книги, исполненные огня, которые бы распространились по всему миру со скоростью лесного пожара, неся людям свет и тепло, обращая их бедные сердца в пылающие уголья, дабы уголья эти стали подношением Иисусу - рубинами в Его царском венце.2

Эти его пожелания нашли свое выражение в таких книгах, как "Путь", "Борозда" и "Кузница". И, хотя "Борозда" и "Кузница" были опубликованы после смерти Эскривы, они начали создаваться именно тогда, и я не могу себе представить более подходящего для них описания, чем только что процитированные мною слова самого автора. "Кузница" - книга огня. Читая ее и размышляя над нею, многие души смогут попасть в кузницу божественной Любви и воспламениться ревностным стремлением к святости и апостольскому служению. Таково было желание отца Хосемарии Эскривы, ясно отразившееся в Предисловии: Как же мне не взять твою душу - чистое золото - чтобы поместить ее в горнило кузницы; обработать ее огнем и молотом, сделать из этого первозданного золота великолепное ожерелье и предложить моему Богу, твоему Богу?

"Кузница" состоит из 1055 пунктов: они предназначены для размышления и распределены по тринадцати главам. Многие из этих пунктов носят явно автобиографический характер. Они возникли из записей, относящихся к 1930-м годам, когда основатель "Opus Dei" вел что-то вроде дневника (скорее это можно назвать духовными тетрадями). В этих тетрадях он описывал происшествия, в которых ему открывалось действие Бога в его душе, чтобы вспоминать и размышлять о них в своих молитвах. Он также записывал события и истории из повседневной жизни, всегда стремясь извлечь из них какой-то духовный урок. Отцу Эскриве не нравилось привлекать к себе внимание, и поэтому все упоминания о событиях и обстоятельствах его жизни приводятся, как правило, в третьем лице.

Те из нас, кому посчастливилось жить рядом с ним, часто слышали от него упоминания об этой книге, которая год за годом постепенно обретала все более отчетливые очертания. Он собирался не только придать книге законченный вид, но и внимательно перечитать ее заново, пункт за пунктом, чтобы предоставить в распоряжение читателей всю свою пастырскую любовь. Его не интересовало, насколько тщательной будет "отделка" этих отрывков. Он хотел другого - стать близким каждому человеку, проникнуть в его внутренний мир, и, пока он ждал подходящего случая закончить свою работу, … Сам Господь призвал его, дабы приблизить к Себе. Эти записи публикуются теперь в точности в том виде, в каком автор оставил их.

Центральная тема "Кузницы" целиком выражена в таких словах: Жизнь Иисуса Христа, если мы храним Ему верность, каким-то образом повторится в жизни каждого из нас, как во внутреннем процессе - в освящении, так и во внешнем поведении (418).

Постепенное отождествление христианина с Иисусом Христом - суть христианской жизни - сокровенно осуществляется в Таинствах.3 От каждого человека требуется усилие, чтобы соответствовать благодати: чтобы познавать и любить Господа нашего, и чтобы в нас ”были те же чувствования, какие и во Христе Иисусе”.4 Цель состоит в том, чтобы воспроизводить Его жизнь в нашем повседневном поведении, дабы иметь право воскликнуть вместе с Апостолом: "Vivo autem, iam non ego: vivit vero in me Christus" - не я живу, но живет во мне Христос.5 Вот в чем смысл святости, как ее задумал для нас Господь. Это то, чего Бог просит от каждого из нас, без исключения. Только подумай, на свете столько мужчин и женщин, и Учитель ни одного из них не забывает - Он зовет каждого из них к христианской, избранной жизни, к жизни в святости (13).

Это внутреннее путешествие, ведущее нас к постепенному отождествлению с Христом, является, так сказать, фоном "Кузницы". Книга не пытается подогнать внутреннюю жизнь под единый жесткий образец. Отец Эскрива, с огромным уважением относившийся к внутренней свободе каждого человека, предельно далек от подобных намерений. В конечном счете, каждая душа следует своим собственным путем под водительством Святого Духа. Фрагменты книги носят характер дружеских, отеческих советов душам, которые решили отнестись к своему христианскому призванию со всей серьезностью.

"Кузница", как мы увидим, сопровождает душу на ее пути к святости: с того мгновения, как душа узрела свет христианского призвания, до момента, когда двери земной жизни распахиваются в вечность. Именно призванию посвящена первая глава книги. Автор назвал ее "Озарение", ибо Дух озаряет нас всякий раз, когда мы, по воле Божьей, осознаем, что мы - Его дети, что Его Единородный Сын заплатил за нас каждой каплей Своей Крови и что - несмотря на все наше ничтожество и никчемность - Он хочет, чтобы мы были соискупителями Христу. Мы - дети Божьи. Мы несем в себе то единственное пламя, которое может осветить душам пути земные, тот единственный свет, который никогда не покроют тьма, сумрак или тени (1).

Соответствовать своему божественному призванию - значит вступить в постоянную борьбу. Шум этого сражения никому не слышен, ибо поле битвы - наша обычная, повседневная жизнь: каждый день вспоминай о твоем долге стать святым. - Святым! И это не означает, что ты должен делать что-то необычное. Это означает повседневную внутреннюю борьбу и героическое исполнение своего долга до самого конца (60).

Мы должны смириться с тем, что мы будем терпеть поражения в этой внутренней борьбе и что нам, возможно, будет угрожать опасность утратить мужество. Вот почему основатель "Opus Dei" постоянно стремился приучить души к возгласу сыновей Зеведеевых "possumus!" - "можем!"6 Этот возглас свидетельствует не о самонадеянности, но о смиренной вере в Господне Всемогущество.

Отец Эскрива любил приводить в качестве примера осла. Осел не отличается большой красотой, но это смиренное и трудолюбивое животное, удостоившееся чести нести на себе Иисуса Христа в торжественном шествии по улицам Иерусалима. Используя этот образ упорного в работе и послушного осла, сознающего свое убожество, автор побуждает своих читателей воспитывать в себе - и упражняться в них - те добродетели, которые он, со свойственной ему глубокой проницательностью, обнаруживает в осле, толкающем водяное колесо. Смиренный, привычный к тяжелому труду, упорный - упрямый! - верный, надежный в пути, сильный и - если у него хороший хозяин - благодарный и послушный (380).

В самом деле, послушание по сути своей и есть это смиренное упорство ослика, толкающего водяное колесо. Утвердись в мысли, что ежели не научишься послушанию, то и служение твое не будет действенным (626). Ибо повиноваться тем, кто направляет наши души и прокладывает путь нашему апостольскому служению во имя Божье, значит открыться божественной благодати и позволить Святому Духу действовать в нас. Все это требует смирения. Таким образом мы повинуемся Богу. И Церкви тоже, во имя Бога. Другого пути нет: Убедись же в том, сын мой, что разъединение в Церкви - синоним смерти (631). Это еще одна из "базовых идей" проповеди отца Эскривы: не отделять Христа ни от Его Церкви, ни от христианина, ибо Он связан с ними благодатью. Только так мы стяжаем победу.

Мужчины и женщины, ищущие святости в миру, выполняют свои апостольские задачи, исполняя свои повседневные обязанности. Первая из них - это их работа или профессия. Из учения Святого Павла мы знаем, что нам надлежит обновить мир в духе Иисуса Христа, поместить Господа на вершину и в сердце всего сущего. Как ты думаешь, исполняешь ли ты все это в своем труде, в своей профессиональной деятельности? (678)

Наряду с работой, все остальные благородные и достойные человеческие устремления также надлежит обратить в инструменты личной святости и апостольского служения. Подивись благости нашего Отца Бога: разве тебя не переполняет радостью уверенность в том, что твой домашний очаг, твоя семья, твоя страна, все, что ты любишь до безумия - это то, что тебе надлежит освятить? (689). Таким образом, множество фрагментов книги посвящено браку и семье, и, кроме того, нашим гражданским обязанностям, ибо Господь пожелал, чтобы мы, дети Его, те, что получили дар веры, свидетельствовали о необыкновенном, оптимистическом взгляде на творение, выказывая ”любовь к миру”, которая, словно сердце, бьется в центре христианства (703).

Автор часто напоминает нам, что нам необходима глубокая внутренняя жизнь, если мы хотим "обожествить человеческое"; иначе мы рискуем "очеловечить божественное". И мы также не должны забывать - я часто слышал это из уст самого отца Эскривы - о том, что всякое духовное явление, имеющее отношение к людям, - это еще и человеческое явление. Вот почему чем полнее и совершеннее наше отождествление с Христом, тем сильнее и настойчивее наше апостольское рвение, ибо святость, когда она истинна, переливается через край, дабы наполнить другие сердца, другие души этим своим сверхизобилием (856).

Цель христианина - чтобы сердце его стало таким же большим, как у Христа, чтобы в нем всем нашлось место. Иисус сделает так, что ты исполнишься великой любви ко всем, с кем ты общаешься, и при этом не умалится ни на йоту любовь, которую ты питаешь к Нему; напротив, чем больше ты будешь любить Иисуса, тем больше людей вместит сердце твое (876). И, таким образом, мы приучаемся ненавидеть всякого рода узколобость, провинциализм и исключительность. Итак, два стремления зрелой души оказываются неразрывно связанными между собой: неутолимая жажда душ - Ни одна душа на свете, ни одна, не может быть для тебя неважной (951) - и столь же неутолимое желание соединиться с Богом (ср. 927).

Жажду Бога невозможно утолить в мире сем, и поэтому мы ищем совершенного союза в "вечности". Такова тема последней главы "Кузницы". В духе Святого Павла - и это особенно интенсивно проявлялось в последние годы его жизни - Основатель "Opus Dei" испытывал одновременно и желание как можно скорее соединиться со своей Любовью на Небесах (как часто он повторял эти слова из псалма: "vultum tuum, Domine, requiram!"7 - я буду искать лица Твоего, Господи), и желание плодотворно, в течение многих лет, служить Богу на этой земле. Умереть - это благо. Как можно, имея веру, бояться умереть? Но, покуда ты, по воле Божьей, пребываешь на земле, желать смерти было бы трусостью. Жить, жить, страдать и трудиться во имя Любви: вот твой удел (1037).

В жизни детей Божьих присутствует совершенная преемственность, непрерывность: небесное счастье - для тех, кто умеет быть счастлив на земле (1005). Счастье - награда, обещанная Иисусом Христом своим последователям8: радоваться счастью преходящему здесь, на земле, и обрести совершенное счастье в жизни вечной.

Смею заверить тебя, мой дорогой читатель, что если мы с тобой войдем в эту "кузницу" Любви Господней, души наши станут лучше и очистятся от налипшего на них мусора. Отец Эскрива поведет нас путями внутренней жизни - он идет уверенным шагом человека, из конца в конец исходившего эти дороги. Если мы в самом деле вступим на этот путь, начиная все заново столько раз, сколько понадобится (ср. 384), мы тоже достигнем конца нашего путешествия, исполнившись покоя и счастья, уверенные в том, что наш Отец Небесный с радостью примет нас в Свои объятья.

И не забывай о том, что все мы находимся под покровительством Царицы Небесной. Обратимся же к Ней со словами из "Кузницы", дабы, читая эту книгу и размышляя над ней, мы смогли бы милостью Божьей достичь той цели, какую имел в виду отец Эскрива, когда брался за свой труд. Матерь Божья, не оставляй меня! Дай мне искать Твоего Сына, дай мне встретиться с Твоим Сыном, дай мне любить Твоего Сына - всем моим существом! (157).

Альваро дель Портильо

Рим, 26 декабря 1986 года.





…Мать,

объятая священной любовью, как все матери - называла маленького сына

своим сокровищем, солнцем, светом.

Я подумал о тебе.

И понял

- а какой отец не испытывает в глубине души материнские чувства? -

что эти слова хорошей матери не будут преувеличением:

ты... больше, чем сокровище,

ты дороже солнца

- ты стоишь всей Крови Христовой!

Как же мне не взять твою душу

- чистое золото -

чтобы поместить ее в горнило кузницы;

обработать ее огнем и молотом,

сделать из этого первозданного золота великолепное ожерелье и предложить моему Богу,

твоему Богу?


  Следующий