Josemaría Escrivá Obras
0

Еще в 1950-м году, в предисловии к 7-му изданию "Пути", отец Хосемария Эскрива обещал читателю новую встречу с ним, - в книге "Борозда", но это желание основателя Opus Dei осуществляется только сегодня, в 11-ю годовщину со дня его ухода на Небо.

На самом деле "Борозда" была готова к печати уже много лет назад, и отец Эскрива не раз собирался отправить ее в типографию, - но не получилось. Он объяснил это словами старой кастильской пословицы: звонящий в колокола не может участвовать в процессии. Его интенсивная деятельность основателя и главы Opus Dei, тысячи других дел в служении Церкви и человеческим душам не позволяли ему перечитать рукопись спокойно, в последний раз. Тем не менее, если не считать работы по нумерации записок и окончательному исправлению стиля, "Борозда" была давно закончена. В ней было даже название глав.

Подобно "Пути", книге, изданной тиражом более 3 миллионов экземпляров и переведенной более, чем на 30 языков, "Борозда" - плод внутренней жизни отца Эскрива и его пастырского опыта. Он написал эту книгу, чтобы помочь христианину в его духовных размышлениях. "Борозда" написана не в определенном литературном жанре и не в стиле богословского трактата, хотя отражающаяся в ней духовность, богатая и глубокая, предполагает высочайший богословский опыт.

"Борозда" устремлена к полноте христианина: не только к уму, но к душе и телу, природе и благодати, эта книга - плод не только размышлений, но и самой жизни во Христе. В ней отражены потоки движения и покой, духовная сила и мир, которые Дух Святой излил в душу отца Эскрива и души тех, кто жил рядом с ним. "Spiritus, ubi vult, spirat" - Дух дышит, где хочет. Он приносит с Собой несравнимую гармонию и глубину христианской жизни, которые нельзя заключить в тесные рамки какой-либо схемы или человеческих понятий.

Этим и обусловлена форма этой книги. Отец Эскрива никогда не хотел, чтобы в каких-нибудь делах (а тем более, в делах Божиих) "сшили костюм, и заставили человека надеть его". Он уважал Божию и человеческую свободу, и поэтому предпочитал быть внимательным наблюдателем, способным познать дары Божии, чтобы сначала учиться, а потом учить ближнего. Когда он приезжал в новую страну или встречался с новой группой людей, он обычно говорил: "Я пришел сюда, чтобы учиться". Я это часто слышал от него. Он, в самом деле, учился, - учился у Бога, у душ человеческих. И все, чему он учился, обратилось в постоянное учение для тех, кто жил рядом с ним.

Размышления основателя Opus Dei - плод его глубокого душепастырского опыта, они открывают нам целый ряд добродетелей, которые должны сиять в жизни христианина, - великодушие, храбрость, искренность, естественность, преданность, дружба, ответственность... Одно оглавление открывает нам широкую панораму человеческого совершенства и доблести сильных, которую отец Эскрива встретил в Иисусе Христе, "совершенном Боге и совершенном Человеке".

Иисус - высший человеческий идеал для христианина, ибо "Христос, Спаситель наш, открывает всего человека самому человеку". Формулу всех этих добродетелей можно найти в словах, которыми автор "Борозды" благодарит Господа за то, что Он пожелал стать совершенным Человеком, чье сердце любило и страдало до самой смерти, исполнялось радости и печали, восхищалось путями людскими и указывало нам путь, ведущий в Небо, героически подчинялось долгу и руководствовалось милостью, заботилось о богатых и бедных, о грешных и праведных!.. (813).

Сама жизнь во Христе проявляется на этих страницах - жизнь, в которой человеческое и божественное переплетаются неразрывно и неслиянно. Но не забудь, что эти раздумья, сколь человеческими они бы ни казались - такие, как я написал (и прожил) для тебя, пред Божьим Ликом, непременно останутся раздумьями священническими. Человеческие добродетели христианина, проявляющиеся в полноте и силе, указывают на зрелых мужчин и женщин, - зрелых той зрелостью, которая свойственна детям Божиим, которые знают, что Отец - рядом. Не будем себя обманывать: Бог - не тень, не какое-то далекое существо, создающее нас и бросающее. Он - не хозяин, который уйдет и больше не вернется. Мы не ощущаем Его своими чувствами, но Его существование - гораздо истиннее, чем все известные нам реальности. Бог - здесь, с нами, Он жив, Он нас видит, Он слышит нас, управляет нами, замечает самые незначительные поступки и самые скрытые наши намерения (658).

Отец Эскрива раскрывает нам значение добродетели в свете окончательной и божественной судьбы человека. Глава "После смерти" удаляет читателя от исключительно земной логики и открывает ему логику вечную (см. 879). Таким образом, человеческие добродетели христианина - гораздо выше чисто естественных добродетелей: они - добродетели детей Божиих. Чувство Богосыновства изменяет всю жизнь и бытие христианина, для которого Бог - начало и сила, позволяющая ему совершенствоваться, даже в божественном плане: Ты раньше был апатичным, нерешительным, пессимистом. Теперь ты смел, оптимистичен, уверен в себе - потому что решился, наконец, искать опору только в Боге (424).

Страдание - другой пример божественного укоренения человеческих добродетелей христианина. Христианское мужество - вовсе не стоическое принятие страдания и боли. Напротив, когда христианин обращает свои взоры ко Кресту Господню, скорбь становится источником сверхъестественной жизни, ибо вот он великий христианский переворот, обращающий боль - в плодотворное страдание, зло - в добро (887). В боли отец Эскрива видит божественное действие: Позволь шлифовать себя, и еще благодари - ведь Бог взял тебя в Свои руки, как бриллиант (235). Это божественное действие проявляется не только сейчас, но и после смерти: Чистилище - милость Божия. Оно счищает пороки с тех, кто хочет Ему уподобиться и отождествиться с Ним (889).

Христианские добродетели не "прибавляются" к бытию верующего человека. Они - суть повседневной жизни детей Божиих, вместе со сверхъестественными добродетелями и дарами Святого Духа. Благодать глубоко проникает в природу, исцеляет и обóживает ее. В силу первородного греха, полнота "человеческого" недостижима без благодати; но, тем не менее, благодать не действует вне природы. Чтобы обόжить природу, благодать раскрывает ее высшие качества. Отец Эскрива уверен, что человек не может быть "божественен", если в то же время он не достаточно человечен. В этом - первая победа благодати. Поэтому отец Эскрива уделяет большое внимание человеческим добродетелям, отсутствия которых - провал самой жизни в Христе: Очень многие христиане следуют за Христом, поражаясь Его Божественностью - но забывают об Его человечности. - И вот, несмотря на выполнение всех благочестивых правил, им так и не удается явить в себе сверхъестественные добродетели, ибо они ничего не делают, чтобы обрести добродетели естественные (652). Этот глубоко человеческий смысл христианской жизни всегда присутствовал в трудах и проповедях Основателя Opus Dei. Он не любил "развоплощенного спиритуализма", и часто повторял, что мы, по Божией воле, люди, а не ангелы, и поэтому должны вести себя, как люди.

Учение отца Эскрива соединяет человеческие и божественные стороны христианского совершенства. Так же думают и поступают те, кто глубоко знает, любит и страстно проводит в жизнь католическое учение о воплощенном Слове. В "Борозде" четко подчеркиваются практические и жизненные следствия этой радостной истины. Автор рисует образ христианина, который живет и работает в миру, погруженный в человеческие начинания, и, в то же время, полностью обращенный к Богу. Выходит очень привлекательная картина: христианин спокоен, уравновешен (см. 417), в нем хорошо звучат средние ноты, созвучные повседневной жизни (см. 440). У него несгибаемая воля, глубокая вера и твердое благочестие (см. 417). Своими качествами он старается служить ближнему (см. 422), а его вселенскую ментальность можно определить так: широта кругозора, и смелое проникновение в то, что всегда останется живым в католическом правоверии; прямое и здравое стремление - без фривольности! - обновлять традиционные точки зрения, в философии и толковании истории... Бережное внимание ко всем направлениям современной науки и мысли; положительное и открытое отношение к современным преобразованиям социальных структур и форм жизни (428).

В противоположность этой картине отец Эскрива приводит так же черты фривольного, лишенного истинных добродетелей человека. Он - трость, колеблемая ветром прихоти или комфорта, и оправдывается обычно так: Не люблю обязательств (539). Его жизнь пуста; эту фривольность, если смотреть на нее с христианской точки зрения, мы назовем хитростью, равнодушием, отсутствием идеалов, конформизмом (541).

За диагнозом следует указание на целебное средство: ничто так не совершенствует личность, как наш ответ благодати Божией (443). Матерь Божия всегда рядом с сыном. Христианин прибегает к Ней во всех своих нуждах. Он хочет Ей подражать, общаться с Нею, просить о заступничестве и укрываться под Ее всесильным Покровом. Многоговорящий факт в том, что все главы "Борозды" заканчиваются мыслью обращенной к Пречистой Деве. Любое христианское усилие к возрастанию в добродетели приводит к отождествлению с Христом. Для достижения этой цели нет более верного и прямого пути, чем почитание Богородицы. Мне кажется, я еще слышу как во время одной из моих первых встреч с отцом Эскрива он объяснил мне, что ко Господу всегда приходят и возвращаются через Марию.



Альваро дель Портильо

Рим, 26 июня 1986



ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА


Дай мне, друг мой читатель

взять твою душу

и показать ей доблести сильных -

благодать, воздействующую на природу.

Но не забудь, что эти раздумья,

сколь человечески

Б ми бы ни казались -

такие, как я написал (и прожил)

для тебя, пред Божьим Ликом,

непременно станут добродетелями священническими.

Дай же Бог, чтобы эти страницы

были настолько полезны

- об этом молю я Бога -

чтобы мы стали лучше

и оставили в этой жизни

плодотворную борозду,

борозду наших поступков.


  Следующий