Josemaría Escrivá Obras
125

Не все могут стать богатыми, учеными, знаменитыми... Зато все - да, именно: все! - призваны стать святыми.


126

Чтобы быть верным Богу, надо бороться. Борется тело с телом, человек с человеком - человек ветхий с человеком Божиим, непрестанно, не отступая.


127

Не спорю, испытание жестокое: идти в гору, да еще "против ветра".

Что я посоветую? Повторяй: Omnia in bonum!, "Все во благо!" Все, что происходит со мной - мне во благо... А потому - сделай верный вывод, прими то, что кажется тебе трудным, как большую радость.


128

Недостаточно быть просто хорошими людьми. - Сегодня недостаточно хорош тот, кто успокоился, решив, что он - почти хороший. - Надо бунтовать!

Когда снова и снова наступают гедонизм, материализм, язычество - Христос хочет, чтобы мы бунтовали. Взбунтуемся же, ради Любви!


129

Святость, как и истинная тяга к ней, не знает перерывов и отпусков.


130

Некоторые всю свою жизнь ведут себя так, будто Господь говорил о жертве и праведности только с теми (а таких нет!), кому это легко.

Они забывают, что Он сказал всем: "Царство Небесное силой берется". Да, оно берется в священной, ежесекундной борьбе.


131

Как любят многие все перестраивать! Не лучше ли перестроиться нам самим, чтобы лучше выполнять свой долг?


132

Плещешься в соблазнах, лезешь в опасные места, играешь взглядом и воображением, говоришь... глупости; а потом наползают сомнения, нерешительность, уныние, упадок духа, - и ты путаешься.

Согласись, что ты непоследователен.


133

После первого пыла - колебания, сомнения, страхи. Тебя беспокоят ученье, семья, деньги, а главное - мысли о том, что ты ничего не можешь, никуда не годишься, тебе не хватает опыта.

Я знаю надежный способ преодолеть все твои сомнения, - эти соблазны дьявола или последствия робости: презирай их, изгоняй из памяти! Еще двадцать веков назад Христос учил: "Не оглядывайся!"


134

Мы должны воспитывать в своих душах настоящее отвращение к грехам. Повторяй с сокрушенным сердцем: "Господи, помоги мне больше Тебя не обижать!"

Не пугайся, замечая, как жалки твое бедное тело, твои человеческие страсти - было бы глупо и наивно, если бы ты заметил это только сейчас. Убожество - не препятствие, оно побуждает все больше привязываться к Богу и постоянно Его искать, ибо Он очищает души.


135

Если воображение твое бурлит и кружит вокруг тебя самого, оно создает мнимые положения и планы, которые несовместимы с твоим путем и так глупо отвлекают тебя, охлаждают, уводят от Бога. - Вот она, суета!

Если воображение обращено на других, то легко впадаешь в ошибку и судишь, когда не тебе судить, толкуя их поведение низменно и предвзято. Вот они, ложные суждения!

Если воображение кружит вокруг твоих талантов и речей, или того, как тобой восхищаются, - то возникает опасность растерять чистоту намерений и взрастить гордыню.

Словом, давая волю воображению, мы, как минимум, теряем время. А кроме того, когда его не сдерживают, воображение открывает путь целому потоку добровольно принятых соблазнов.

- Ни дня без внутреннего самоотречения!


136

Не будь наивен - не думай, что надо испытать соблазны, чтобы увериться, что идешь по верному пути. Не останавливаем же мы сердце, чтобы убедиться, что хочешь жить.


137

Не играй с соблазном. Позволь повторить тебе: не бойся, беги! Не расслабляйся, не щупай свою слабость, прикидывая, до чего бы ты мог дойти. Обрывай - без уступок!


138

У тебя нет оправданий. Вина - только твоя. Если знаешь (ты достаточно себя изучил), что этот путь, эти книги, эти люди, могут привести к пропасти, почему же упрямо думаешь, что здесь формируется и зреет твоя личность?

Измени свой план, совсем измени, даже если это труднее и скучнее. Пора становиться ответственным человеком.


139

Господь страдает от безответственности стольких людей, которые пальцем не шевельнут, чтобы избежать мелких сознательных грехов... "Это нормально! - думают они, пытаясь оправдать себя. - Так у всех!"

Послушай меня! Почти весь сброд, приговоривший Христа, начинал только с криков (как все!) и в Гефсиманский сад пришел со всеми.

Что вышло? Под давлением "всех", они не сумели, или не захотели отступить... и распяли Его!

И вот, до сих пор, за двадцать веков, - мы так ничему и не научились.


140

Ты все меняешься. Ты очень, ты слишком переменчив!

Причина ясна: до сих пор ты жил легко и не хочешь понять, что между "хочу" и "отдаю себя" - дистанция огромного размера.


141

Рано или поздно ты увидишь, как ты ничтожен, и я предупрежу тебя о некоторых искушениях, которые тогда будет нашептывать дьявол, а ты должен сразу отвергнуть: ты подумаешь, что Бог о тебе забыл; что ты напрасно призван к апостольскому служению; что груз чужих страданий и грехов человечества выше твоих сил...

Все это - ложь!


142

Если ты борешься по-настоящему, испытывай свою совесть.

Не пропускай ни единого дня и проверяй, страдаешь ли от Любви, ибо обидел нашего Господа.


143

Многие закладывают "первый камень", не заботясь о том, будет ли закончена постройка, так и грешник обманывает себя словами: "Это - последний раз".


144

Если ты решил "завязать" - помни, что "последним разом" был предыдущий. Он уже прошел.


145

Советую тебе вернуться к самому началу твоего "первого обращения". Речь не идет о том, чтобы ты снова стал ребенком, но о чем-то похожем: в духовной жизни веди себя с полным доверием, без притворства и страха; говори с совершенной ясностью о том, что на уме и в душе.


146

Как ты вынырнешь из равнодушия, из жалкой расслабленности, если ничего не делаешь?! Борешься ты мало, а если борешься, - то с досадой и раздражением, почти желая (в свое оправдание), чтобы твои слабые потуги ничего не дали. Ты сам не требуешь от себя большего и другим не даешь потребовать.

Ты выполняешь свою, а не Божью волю. Пока это так, ты не будешь счастлив, не достигнешь столь нужного тебе покоя. Смирись пред Богом, постарайся любить по-настоящему.


147

Как расточительно: сводить все к тактике, словно в этом секрет эффективности! Как это по-человечески!

Мы забываем, что тактика Бога - это милосердие и безмерная Любовь. Так заполняет Он незаполнимую пропасть между Небом и землей, созданную нашими грехами.


148

Испытывая совесть, будь безоглядно искренен. Прояви ту же храбрость, которую проявляешь, когда смотришься в зеркало: Где я поранился? Где запачкался? Где недостатки, которые надо устранить?


149

Я должен предупредить тебя об одной уловке "сатаны" (именно так, с маленькой буквы, большего он не заслуживает). Он пользуется самыми обычными обстоятельствами, чтобы в большей или меньшей степени увести нас от пути, ведущего к Богу.

Если борешься, если по-настоящему борешься, - тебя не должно удивлять, что ты иногда устаешь, или идешь, сам того не желая, без духовных или человеческих утешений. Посмотри, что мне однажды написали, а я это сохранил, ради тех, кто наивно считает, что благодать не связана с нашей природой: "Отец, вот уже несколько дней, как мною овладели ужасная лень и апатия. Мне трудно выполнять свой жизненный план, все делаю через силу, без души. Молитесь, чтобы скорее прошел этот кризис, он меня очень мучит, и даже боюсь, что могу сбиться с пути".

Я ответил только: "Разве ты не знаешь, что Любовь требует жертв? Прочитай внимательно слова Учителя: "Кто не берет свой Крест cotidie, каждый день, тот не достоин Меня". И еще: "Я не оставлю вас сиротами..." Господь допустил эту сухость, тяжелую для тебя, чтобы ты полюбил Его еще больше, поверил только в Него, встретился с Ним и стал соискупителем.


150

"Каким глупым кажется черт! - говорил ты мне. - Просто удивительно - всегда одни и те же уловки, одна и та же ложь..."

Ты совершенно прав. Но мы, люди, еще глупее и не учимся на чужом опыте... На это он и полагается, соблазняя нас снова и снова.


151

Я слышал, что в больших баталиях повторяется одно и то же: даже если победа обеспечена численным превосходством в войсках и средствах, неизбежны минуты, когда слабость одного фланга грозит привести к поражению. Тогда верховное командование приказывает закрыть в этом фланге бреши.

Я подумал о нас - о тебе и о себе. Вместе с Богом, Который сражений не проигрывает, мы будем побеждать всегда. И вот, в борьбе за святость, когда почувствуешь, что сил уже нет, просто слушай приказы, повинуйся, давай себе помочь... Он никогда не подводит!


152

Ты искренне раскрыл свое сердце старшему, говоря с ним в присутствии Божием - и отрадно было наблюдать, как ты сам, постепенно, находишь верный ответ на свои попытки к бегству.

Будем же любить духовное руководство!


153

Да, согласен, ты хорошо себя ведешь... Но позволь сказать откровенно: двигаясь вот так, вяло, ты не только несчастлив, но и очень далек от святости.

Поэтому я спрашиваю: Ты, вправду, ведешь себя хорошо? А может, ты не представляешь, что это значит?


154

Так вот, глупя, и внутренне, и внешне легкомысленно, колеблясь перед соблазнами; так, когда воля тебя не ведет, не продвинешься во внутренней жизни.


155

Я думаю, многие, говоря "завтра", "потом", противятся благодати.


156

Еще один парадокс духовного пути: душа, которой меньше нужно менять поведение, больше стремится к этому - и не остановится, пока не достигнет. И наоборот.


157

Иногда ты сам выдумываешь "проблемы", ибо не ищешь корней своего дурного поведения.

Необходимо тебе одно - измениться полностью, то есть, верно выполнять свой долг и четко следовать указаниям, которые ты получил в духовном руководстве.


158

Ты очень сильно ощущаешь, что нужно стать святым, это просто навязчивая идея, - и приступил без колебаний к ежедневной борьбе, твердо веря, что надо смело сокрушать любой симптом духовного мещанства.

Потом, беседуя с Господом в молитве, ты ясно понял, что борьба - синоним Любви; и попросил у Него такой Любви, которая не боится предстоящей борьбы... за Него, с Ним и в Нем.


159

Что-то не так?.. Будь честным и признайся, что ты предпочитаешь быть рабом своего эгоизма тому, чтобы служить Богу или душам. Признай же это!


160

Beatus vir qui suffert tentationem - блажен, кто испытал соблазн, потому что, будучи испытан, получит венец Жизни.

Разве тебя не радует этот духовный спорт, неиссякаемый источник покоя?


161

Nunc coepi! - сейчас начинаю! Это крик влюбленной души, которая каждое мгновение (была она прежде верной, или не очень), - снова и снова желает преданно служить Господу, любить Его!


162

Тебе было больно, когда сказали, что ты ищешь не обращения, а футляра для своих лишений, чтобы было удобнее (но как же горько!) влачить свою нерадостную ношу.


163

Ты сам не понимаешь, что с тобой: упадок сил или внутренняя усталость, или то и другое вместе... Ты борешься без борьбы, не стремясь поистине измениться, ради того, чтобы заражать души радостью и любовью Христовой.

Напомню тебе ясные слова Святого Духа: Увенчан будет только тот, кто боролся и подвизался legitime - "законно", по-настоящему, несмотря ни на что.


164

"Я мог бы вести себя лучше, быть решительней, ревностней... Почему же это не так?"

Потому что, прости за откровенность, ты просто глуп. Бес прекрасно знает, что хуже всего охраняется та дверь души (дверь человеческой глупости!), которая зовется тщеславием. Туда он ломится - через чувственные воспоминания, через комплекс непонятой души, белой вороны, через мнимое ощущение несвободы...

Что ж ты никак не поймешь слов Учителя - бодрствуйте и молитесь, потому, что не знаете ни дня, ни часа?


165

Ты объяснял мне вызывающе и неуверенно: одни идут вверх, другие - вниз... А некоторые - вроде меня! - валяются на обочине.

Мне стало грустно, и я сказал тебе: "Обычно те, кто катится вниз, тянут лентяев с большей силой, чем те, кто поднимается. Подумай, что тебе угрожает!" Еще блаженный Августин говорил: кто не продвигается вперед - тот отступает.


166

В твоей жизни - две вещи противоречат друг другу - ум и чувства.

Разум, освещенный верой, ясно показывает тебе не только путь, но оба очень разных способа идти по нему - героический и глупый. Более того, он раскрывает тебе величие и божественную красоту того, что препоручила нам Пресвятая Троица.

А вот чувства привязываются ко всему, что ты презираешь. Так и кажется, что тысячи ничтожных мелочей ждут любой возможности - и как только (по физической усталости или потере духовного видения) твоя бедная воля слабеет, возникают перед тобой, превращаясь в твоем воображении в страшную, неприступную гору. Работа - нелегка; повиноваться - неудобно; средств не хватает; легкая жизнь пускает бенгальские огни; соблазны - так и кишат, маленькие и большие; налетает чувственность; ты устал; ты ощущаешь горький вкус духовной посредственности... А иногда еще и боишься, потому что знаешь: Бог хочет, чтобы ты был святым, а ты не свят.

Позволь мне сказать тебе прямо: да, хватает причин, чтобы оглядываться назад, но недостает отваги, чтобы ответить на благодать, которую Он тебе дарует, призывая стать другим Христом, "ipse Christus!" - Самим Христом. Вспомни, что Он сказал Апостолу: "Довольно тебе благодати Моей!" Это значит: если хочешь - можешь.


167

Верни то время, которое ты потерял, услаждаясь самим собой, своей праведностью, будто достаточно жить, как живется, только не убивать и не красть.

Ускорь шаг, тебе еще столько надо пройти и в благочестии, и работе! Сосуществуй со всеми, как полагается, даже с теми, кто тебе мешает; и стремись любить - чтобы служить им! - тех, кого раньше презирал.


168

На исповеди ты раскрыл все свои прошлые низости, словно раны, полные гноя. И священник поступил с твоей душой, как хороший и честный врач: сделал надрез, где нужно, не позволил ране затянуться, пока не закончилась чистка. - Поблагодари его за это.


169

Хорошо получается, если браться за серьезные дела со спортивным духом... Я проиграл несколько таймов? - Ладно. Если я проявлю упорство, то сумею победить.


170

Обратись теперь, пока чувствуешь себя молодым... Как трудно исправляться, когда постарела душа!


171

Felix culpa! - "счастливая вина", - поет Церковь... Скажу тебе тихо: благословенна твоя ошибка, если она помогла тебе не пасть снова! А кроме того - лучше понять ближнего и помочь ему. Ведь он - не ниже качеством, чем ты.


172

"Возможно ли, - спрашиваешь ты, преодолев соблазн, - возможно ли, Господь мой, что этот, другой - это... я?"


173

Обобщу историю твоей болезни: сегодня падаю - завтра встаю, главное - вставать. Продолжай свою внутреннюю борьбу, даже если движешься черепашьим шагом. Только вперед!

Сын мой, тебе хорошо известно, до чего ты можешь дойти, если не будешь бороться - бездна бездну призывает.


174

Тебе стыдно перед Богом и перед людьми. Ты обнаружил в себе грязь, старую и подновленную. Нет дурного инстинкта, нет дурного намерения, которых ты бы не чувствовал кожей. И вот, в твоем сердце заклубилось облачко неуверенности. Кроме того, искушение является тогда, когда меньше всего ждешь, когда усталость расслабляет волю.

Ты и сам не знаешь, унизительно ли это, но тебе больно, что ты - такой. Что ж, пусть будет больно ради Него, из Любви к Нему. Раскаяние Любви поможет тебе оставаться начеку, ибо, пока мы живы, борьба продолжается.


175

Как тебе хочется утвердить, упрочить ту преданность Богу, в которой ты однажды преуспел! Как хочется ощущать себя сыном Божиим, и жить именно так!

Вложи в руки Божии свои лишения, свои непрестанные измены. Только так ты облегчишь их тяжесть, другого способа нет.


176

Обновиться не значит - расслабиться.


177

Дни уединения. Сосредоточенность - чтобы познать Бога, познать себя и стать лучше. Время, необходимое, чтобы обнаружить, во что и мы должны преобразиться - что мне делать? чего избегать?


178

Пусть никогда не повторится то, что было в прошлом году!

"Как прошло уединение?" - спросили тебя. И ты ответил: "Хорошо отдохнули".


179

Дни молчания и обильной благодати... Молитва лицом к лицу с Богом...

Я рассыпался в благодарностях Господу, видя, как они, такие взрослые, зрелые, раскрываются от Божьего прикосновения и отзываются, словно дети, увлеченные тем, что можно превратить свою жизнь во что-то полезное, стирая все заблуждения, все проступки.

Вспомнив об этом, я твердо посоветовал тебе: не пренебрегай борьбой в благочестии.


180

Auxilium christianorum! - "Помощь христианам", гласит Лоретанская Литания. Пробовал ли ты повторять этот возглас, когда тебе трудно? Если воззовешь вот так, с верой и нежностью ребенка, то - убедишься, сколь действенно заступничество твоей Матери Святой Марии, Которая поведет тебя к победе.


Предыдущий Следующий