Josemaría Escrivá Obras
24

(Интервью, взятое Питером Форбафом для Time, Нью Йорк, 15.04.1967)

Не могли бы Вы объяснить, в чем заключается главная миссия и цели Opus Dei? На основе чего Вы создали Дело? Или все же это Объединение - нечто совершенно уникальное, новое, возникшее в лоне Церкви и в христианстве? Можно ли здесь провести параллель с монашескими орденами, Секулярными Институтами или католическими объединениями вроде Holy Name Society, Caballeros de Col?n, Christopher Movement, и так далее?

Свою цель Opus Dei видит в том, чтобы распространять среди людей из разных социальных слоев желание достигнуть христианского совершенства в суете мира. То есть, Дело старается помочь живущим в миру обычным людям, людям с улицы, вести истинно христианскую жизнь, не изменяя при этом образ жизни, не оставляя свою привычную работу, желания и устремления.

Поэтому, вспомнив фразу, много лет назад написанную мной, можно сказать, что Дело столь же древне, как и Евангелие, и как Евангелие ново. Оно стремится напомнить христианам чудесные слова из Книги Бытия: Господь сотворил человека, дабы тот работал. Мы стремимся подражать примеру Христа, Который почти всю Свою земную жизнь работал плотником. Труд - это одна из высших человеческих ценностей и средство для достижения социального прогресса. Но труд - это так же и путь к святости.

С какими другими объединениями мы можем сравнить его? Непросто ответить на такой вопрос, потому что всегда, когда пытаешься сравнить между собой объединения с духовной направленностью, ты рискуешь не продвинуться дальше сравнения внешних особенностей или юридического статуса объединений, забывая самое главное - дух, наделяющий жизнью и смыслом любую работу.

Если же говорить о тех организациях, которые Вы упомянули, то я лишь скажу, что Opus Dei очень далеко отстоит от монашеских орденов и Секулярных Институтов, более близок он к организациям типа Holy Name Society.

Дело - это международная организация мирян, к которой принадлежат также и секулярные священники (их очень немного, по сравнению с остальными членами). Члены Дела - это люди, живущие в миру, где они и занимаются своей профессиональной работой. Они не присоединяются к Opus Dei, чтобы оставить свою работу; напротив, они ищут духовную поддержку, чтобы освятить повседневную работу, таким образом превращая ее в путь к святости или средство помочь другим освятить свою жизнь. Они по-прежнему остаются как холостыми, так и состоящими в браке, как вдовцами и вдовами, так и священниками. Их задача в том, чтобы служить Господу и ближним, не изменяя жизненного статуса. Opus Dei не интересуют ни обеты, ни обещания; он только ждет от своих членов, чтобы они старались упражняться в человеческих и христианских добродетелях, помнили о своем Богосыновстве в круговерти ошибок и недочетов человеческой жизни.

Если все же и проводить с чем-нибудь параллель, то можно вспомнить о жизни первых христиан. Так легче всего понять Дело. Первые христиане жили подлинно христианской жизнью; они всерьез искали совершенства, к которому были призваны самим простым и возвышенным фактом Крещения. Внешне они ничем не отличались от остальных граждан. Члены Дела - обыкновенные люди; они выполняют повседневную работу и живут в миру, как и до своего присоединения к Делу. Они живут, как и все другие христианские граждане, которые хотят исполнить должным образом требования своей веры.


25

С Вашего разрешения, я все же продолжу тему Секулярных Институтов. Я читал работу известного канониста, др. Хулиана Эрранса, где он утверждает, что некоторые из них - секретны, а немало и таких, которые практически неотличимы от монашеских орденов: своим членам они предписывают носить облачения, оставить профессиональную работу ради служения тем же целям, что и монашествующие и т.д., вплоть до того, что члены этих организаций сами вполне могут считать себя монашествующими. Что Вы об этом думаете?



Работа, посвященная Секулярным Институтам, о которой Вы упоминали, хорошо известна среди специалистов в этой области. Др. Эрранс - под свою личную ответственность - выдвигает этот основательно проиллюстрированный документами тезис. О выводах, сделанных др. Эррансом, я предпочел бы не распространяться.

Я лишь хотел бы добавить, что подобного рода деятельность никакого отношения к Делу не имеет. Деятельность Opus Dei не секретна; жизнь и работа его членов ни в коей мере нельзя сравнивать с жизнью монашествующих. Ведь члены Opus Dei, как я только что упоминал, являются обычными гражданами, такими же, как и все другие; они свободно занимаются своей профессиональной работой и всеми прочими достойными человеческими делами.


26

Не могли бы Вы рассказать, насколько со времени своего возникновения расширилось и выросло Opus Dei во всем том, что касается характера его деятельности и целей, если говорить о периоде, в который произошли глубокие изменения в самой Церкви?



С первого дня своего существования Дело преследовало лишь одну цель, о которой я уже упоминал: способствовать тому, чтобы в круговерти мирских забот были люди - мужчины и женщины всех рас и сословий, стремящиеся любить Бога и служить Ему и ближним своим, выполняя повседневную работу. С самого начала существования Opus Dei в 1928 г. я учил, что святость - это не достояние немногих избранных; все земные пути могут вести к ней, ее можно достичь в любом социальном положении, выполняя любое честное дело, любую профессиональную работу. Это многозначная весть; опыт деятельности Opus Dei помог мне яснее понять это и увидеть все многообразие заложенных в ней смыслов. Opus Dei появился на свет небольшим; потом он естественным образом рос и развивался шаг за шагом, как живой организм, как и все, что имеет историческое развитие.

Но его цели и сама его суть не изменились. И какие бы изменения не претерпевало общество, они не изменятся, потому что весть Дела состоит в том, что можно освятить любой честный труд, независимо от обстоятельств.

Сегодня членами Дела становятся люди разных профессий: не только врачи, адвокаты, инженеры и артисты, но также каменщики, шахтеры, крестьяне; представители самых разных профессий - от кинорежиссеров и пилотов реактивных самолетов до парикмахеров, работающих в сфере высокой моды. Для членов Дела естественно быть в курсе событий, понимать, чем живет современный мир, потому что это они порождают этот мир и придают ему современную окраску, как и все остальные граждане, в точности похожие на них.

Так как это и есть дух нашего Объединения, Вы, наверное, понимаете, с какой радостью мы восприняли утверждение Второго Ватиканского Собора о том, что Церковь не отвергает мир, где Она существует; Она не отказывается от прогресса, но понимает и любит этот мир. В остальном члены Дела осознают себя частью Церкви и Государства, и в силу этого свободно берут на себя личную ответственность как граждане и христиане. Это и есть основная характеристика духа Дела, которую его члены воплощают в жизнь уже почти сорок лет.


27

Вы не могли бы рассказать, в чем состоит различие между тем, как Дело в качестве Объединения исполняет свою миссию и тем, как свою индивидуальную миссию исполняют его члены? Например, какими критериями вы руководствуетесь, чтобы определить какой проект - например, школа или центр для духовных уединений - будет осуществлен Объединением, а какой - например, коммерческое или издательское предприятие - его отдельными членами?



Основная деятельность Opus Dei направлена на то, чтобы предоставить своим членам и всем желающим необходимые духовные средства для истинно христианской жизни в миру. Дело помогает им узнать доктрину Христову, учение Церкви; наделяет их духом, воодушевляющим их работать во имя Божие и ради ближнего своего. Одним словом, речь идет о подлинно-христианском поведении: жить бок о бок со своими ближними, уважать их законную свободу и стараясь сделать наш мир более справедливым, чем он есть.

Все члены Дела зарабатывают на жизнь и служат обществу, занимаясь профессиональной деятельностью, которой они занимались и раньше, до присоединения к Делу. Так, некоторые из них - шахтеры, другие - преподаватели в школах и университетах, есть среди них и бизнесмены, домохозяйки, секретарши, крестьяне. Член Opus Dei может выбрать себе какое угодно достойное поприще, это не имеет значения. Например, тот, кто до присоединения к Opus Dei занимался издательской или коммерческой деятельностью, впоследствии продолжает работать на своем обычном месте. И если член Объединения ищет другую работу или с помощью своих коллег решает открыть новое дело, то здесь он принимает решения под свою личную ответственность и сам пожинает плоды своего труда и отвечает за него тоже сам.

Деятельность Руководителей Opus Dei основывается на огромном уважении к личной свободе его членов. Этот принцип имеет первостепенное значение, поскольку от него напрямую зависит само существование Дела, и никто из членов ему никогда не изменяет. Профессиональная работа каждого члена Дела не зависит от его принадлежности к Opus Dei, поэтому ни само Дело, ни остальные его члены никакого отношения не имеют к работе этого данного конкретного человека. Присоединение к Делу, накладывает на членов Объединения только одно обязательство: они должны стремиться к христианскому совершенству, выполняя свою работу и как можно яснее понимать, как именно надлежит христианину служить человечеству.

Основная деятельность Opus Dei, как я уже говорил, направлена на то, чтобы дать своим членам и всем желающим христианское образование. Дело также осуществляет совместные апостольские начинания с целью способствовать разрешению социальных проблем, потому что именно христианские идеалы ни в коей мере не чужды этим проблемам. Нашим критерием в данной области является то, что Дело, будучи Объединением с исключительно духовной направленностью, может осуществлять лишь такие совместные начинания, которые непосредственно связаны с христианским апостольским служением. Было бы абсурдом думать, что Дело, как таковое, может заниматься добычей угля или основывать экономические предприятия. Все его совместные начинания имеют апостольскую направленность: крестьянская школа, поликлиника в слаборазвитой стране, центр образования для женщин и т. д. То есть, все эти начинания проходят под знаком социальной помощи, имеют образовательный или благотворительный характер. Подобные начинания осуществляют во всем мире различные религиозные организации.

Для выполнения работы подобного рода мы рассчитываем, прежде всего, на личную помощь наших членов; некоторые из них посвящают себя целиком этой работе. Так же нам помогают очень многие люди, независимо от того, христиане они или нет. Некоторые руководствуются чисто духовными побуждениями; другие, хотя и далеки от наших апостольских целей, понимают, что эти начинания осуществляются на благо обществу, что они открыты для всех и каждого, независимо от расы, религии или идеологии.


28

Члены Opus Dei - представители самых разных социальных слоев; некоторые из них возглавляют крупные предприятия и коллективы. Можно ли сказать, что Дело пытается координировать их работу в соответствии с какими-либо политическими, экономическими и т. д. взглядами?

Ни в малейшей степени. Дело никогда не вмешивается в политику; оно не имеет никакого отношения к каким-либо политическим, экономическим, культурным или идеологическим тенденциям, группировкам или режимам. Повторяю, наше Объединение преследует исключительно духовные, апостольские цели. От его членов требуется лишь одно - чтобы они жили по-христиански, чтобы стремились подражать Христу. Оно никак не вмешивается в земные дела.

Если кто-то этого не понимает, то, вернее всего, он не в состоянии понять, чт? есть личная свобода человека или не в силах провести различие между чисто духовными целями, ради которых члены Дела и присоединяются к Объединению, и широким спектром разных видов человеческой деятельности: экономикой, политикой, культурой, искусством, философией и т. д. В этих областях члены Дела располагают полной свободой и каждый сам отвечает за свою работу.

С самых первых минут своего пребывания в Opus Dei, его члены понимают, чт? есть личная свобода; так что если вдруг кто-нибудь их них стал бы навязывать ближним свои политические взгляды или использовать других в корыстных, земных целях, остальные возмутились бы и немедленно выставили бы его вон.

Уважение свободы каждого из членов - это главное условие самого существования Дела. Никто бы не пришел в Opus Dei, если бы не этот принцип. И более того - если бы однажды Дело вмешалось в политику или в другую сферу человеческой деятельности - а этого никогда не происходило и, с помощью Божией, никогда не произойдет - первым противником Дела тогда был бы я сам.


29

Opus Dei особенно делает упор на свободе мнений и убеждений своих членов. Но, если посмотреть на это по-другому, как Вы считаете, до каких пор Дело, как Объединение, морально обязано выражать в частном порядке или публично свое мнение по поводу важных духовных и светских проблем? Могут ли быть ситуации, когда Дело использует свое влияние и влияние своих членов для защиты принципов, которые оно считает священными, как, например, недавно, когда речь шла об узаконении свободы вероисповедания в Испании?



Дело всегда стремится во всем быть заодно с Церковью Христовой: у нас нет другой доктрины, кроме доктрины Церкви. У Дела есть только одна особенность - дух, присущий только ему, свой собственный способ жить по Евангелию, освящая себя в мире и через профессиональную работу осуществлять апостольское служение.

Вследствие этого, все члены Дела свободны сами создавать свои убеждения и действовать в согласии с ними, как и все остальные католики. Поэтому Opus Dei, как таковой, не должен и не может выражать свое собственное мнение, да такого мнения у него и не может быть. Если дело касается вопроса, по поводу которого Церковь имеет определенное мнение, закрепленное в доктрине, все члены Дела будут придерживаться именно его. Если же, напротив, Учительство Церкви - Папа и епископы - никак не высказывалось по данному вопросу, каждый член Дела сформирует свое собственное мнение и будет отстаивать его, как свободный человек, и действовать в соответствии с ним.

Другими словами, принцип, регулирующий деятельность руководства Opus Dei в этой области, это принцип уважения свободы мнений во всем, что касается земных дел. Эта позиция не имеет ничего общего с абсентеизмом, потому что здесь речь идет о том, чтобы каждого из членов Opus Dei привести к пониманию личной ответственности, поощряя его тем самым руководствоваться голосом совести и действовать, как свободный человек. Поэтому крайне неуместно прибегать к Opus Dei, когда речь идет о политических партиях, группировках или тенденциях или, в общем и целом, о земных делах и предприятиях. Более того, это несправедливо и похоже на поклеп, поскольку может сложиться ошибочное мнение, что у членов Дела есть общая идеология или образ мыслей, общая заинтересованность в земных делах.

Разумеется, члены Дела - католики, и католики, которые стремятся быть последовательными в своей вере. Если угодно, можно их определить и таким образом. Однако, необходимо иметь в виду, что быть католиком вовсе не означает группироваться, даже и по идеологическому или культурному сходству, и уж тем более по политическому признаку. С начала возникновения Дела, а не только со времени Второго Ватиканского Собора, мы проповедовали своей жизнью открытое католичество, которое позволяет защищать религиозную свободу и питать братскую любовь к ближним, независимо от того, католики они или нет, и разделять со всеми их благородные идеалы и устремления. В качестве примера можно привести расовые проблемы в США. В этой ситуации каждый из членов Дела будет исходить из непреложного учения Церкви о том, что все люди на свете равны и что любая дискриминация несправедлива. Более того, он будет располагать конкретными указаниями американских епископов в том, что касается этой проблемы. Таким образом, он встанет на защиту законных прав граждан всех рас и будет препятствовать любой ситуации или проекту, связанным с дискриминацией по расовому признаку. Он, кроме того, будет действовать в согласии с принципом, согласно которому христианину необходимо не только уважать права других людей, но и видеть в них братьев, которым мы должны служить бескорыстно и искренне любить их. Предоставляя своим членам - гражданам данной страны образование, Дело будет акцентировать их внимание на этих идеях, и не станет делать этого в других странах, где проблема дискриминации не возникает или не столь остра. Одного Opus Dei никогда не сделает - он не станет диктовать, даже и просто подсказывать конкретное решение проблемы. Каждый из членов Дела сам решает поддержать ему очередной законопроект или нет, вступить в какую-либо организацию или нет, участвовать в демонстрации или не участвовать в ней. И, как следствие этого мы видим, что членам Дела во всем мире чужд групповой принцип, им присущ плюрализм мнений.

Принимая во внимание эти критерии, можно объяснить, почему столько испанцев - членов Дела поддерживают недавно предложенный законопроект о религиозной свободе в Испании. Нет сомнений, что дело здесь в свободном решении каждого из них; тоже самое можно сказать о тех, кто этот законопроект критикует. Но все они научились в Opus Dei действовать в духе нашего Объединения - любить свободу и понимать людей любого вероисповедания. Дело - первое в мире католическое объединение, которое с 1950 года с разрешения Святого Престола принимает в качестве помощников людей, не являющихся католиками и христианами, без малейшей дискриминации, в духе любви ко всем.


30

Вы, конечно в курсе, что Дело пользуется весьма неоднозначной репутацией в некоторых кругах. Вы не могли бы объяснить, почему это так, и как именно следует отвечать на обвинение в ”тайне конспирации” и ”тайной конспирации”, иногда предъявляемое Opus Dei?



Мне претит все, что отдает хвастовством, но так как вы уже подняли эту тему, я не могу удержаться, чтобы не сказать, что, по моему мнению, Дело - одно из тех католических объединений, у которых больше всего сторонников во всем мире. Миллионы людей, а среди них есть и люди, не исповедующие католицизм и христианство, любят нас и помогают нам.

C другой стороны, Дело - объединение с духовной и апостольской нацеленностью. Если забыть об этой основной особенности Opus Dei или отказаться признать искренность членов Дела, которые утверждают это, будет трудно понять, чем они занимаются. Когда это происходит, изобретаются запутанные объяснения, а так же тайны и секреты, которых нет, и никогда не было.

Вы упомянули про обвинение в таинственности. Это давняя история. Я мог бы скрупулезно объяснить вам, где кроются исторические корни подобных клеветнических обвинений. В течение долгого времени некая могущественная организация, говорить о которой я воздержусь, которую мы любим и всегда любили, искажала факты, которых не знала. Они настаивали на том, что мы ведем монашеский образ жизни и затем вопрошали: почему же их мнения несходны между собой? Почему они не носят рясы или другие какие-нибудь знаки, указывающие на их принадлежность к объединению? И, нарушая все правила логики, делали отсюда вывод, что мы - члены некого секретного общества.

Теперь это все уже закончилось, и любой, кто располагает сравнительно небольшой информацией, знает, что нет здесь никакой тайны. Мы не носим ряс и не прибегаем к отличительным знакам, потому что мы не монахи, а обычные христиане. Тот факт, что у нас разные мнения, говорит о том, что мы приветствуем плюрализм мнений в решении земных проблем и спорных богословских вопросов. Более полное знание фактов и исчезновение навязанных ранее страхов положили конец этим клеветническим измышлениям.

Впрочем, нет ничего удивительного, что кто-нибудь время от времени воскрешает из небытия старые мифы: ведь мы стремимся работать во славу Божию, отстаивая личную свободу всех людей; поэтому мы всегда будем встречать на своем пути врагов этой свободы - сектантов. Они могут быть, откуда угодно, и особенно яростными будут те, кто вообще не может вынести мысль о какой бы то ни было религии или те, кто подвержен религиозному фанатизму.

Тем не менее, в большинстве публикаций, старые вымыслы, к счастью, уже не появляются; их авторы прекрасно отдают себе отчет в том, что быть беспристрастным вовсе не означает выбирать середину между реальностью и клеветой, а в том, чтобы правдиво отражать действительное положение вещей. Лично я придерживаюсь мнения, что говорить правду всегда ”ново”, особенно, если речь идет о тысячах людей, членах Дела или сотрудничающих с нами, которые стараются служить ближним, несмотря на все свои просчеты - а я, бывает, тоже ошибаюсь и не удивляюсь, что другие в этом похожи на меня. Разрушать лживый миф всегда интересно. Я считаю, что нравственный долг журналиста - тщательно выверять информацию и быть в курсе событий, хотя это и подразумевает перемену старых, устоявшихся суждений. Неужели так уж сложно признать, что есть вещи чистые, благородные и хорошие по сути своей, не подмешивая сюда всякие абсурдные, устаревшие и скомпрометированные временем кривотолки?

Получить информацию об Opus Dei очень просто. В любой стране мы трудимся открыто, мы пользуемся юридическим признанием со стороны гражданских и церковных властей. Прекрасно известны имена руководителей Дела и названия его апостольских начинаний. Каждый, кто хочет получить информацию о нашем Объединении, может легко сделать это через руководителей Дела или придя в один из наших центров. Вы сами можете засвидетельствовать, что все руководители Дела и представители, которые общаются с журналистами, всегда шли навстречу журналистам, отвечая на вопросы и предоставляя им все необходимые документы.

Ни я, ни члены Дела не стремимся к тому, чтобы все без исключения нас понимали или разделяли наши духовные идеалы. Я сторонник свободы и хочу, чтобы каждый следовал своим собственным путем. Но очевидно, что у Дела есть элементарное право - право на уважение.


31

Как Вы объясняете огромный успех Opus Dei, и какими критериями Вы руководствуетесь в оценке этого успеха?



Когда речь идет о духовных предприятиях, успех или неудача, в привычном понимании этого слова, не особенно важны. Апостол Павел говорил коринфянам, что в жизни духовной не важен суд других и сам он не судит о себе, а судия ему один Господь.

Без сомнения, Дело сегодня работает во всем мире: в него входят женщины и мужчины примерно из семидесяти стран. При мысли об этом я сам удивляюсь. И объяснения никакого на человеческом уровне этому найти нельзя, это Божия воля, потому что Дух дышит, где хочет, - и через тех, кого Он хочет, - и освящает жизнь людей. Это для меня повод, чтобы воздать хвалу Господу, исполниться смирения и попросить Его о ниспослании благодати, чтобы мы и дальше могли служить Ему.

Вы так же спрашиваете, какими критериями я руководствуюсь в оценке происходящего. Ответ очень прост - это святость, плоды святости.

Самая важная апостольская миссия Дела осуществляется всеми его членами в повседневном общении с коллегами по работе и друзьями, когда они своей жизнью и словом свидетельствуют о своей вере. Кто же может измерить высшую, духовную действенность этой смиренной и незаметной апостольской работы? Ведь оценить и измерить помощь верного и искреннего друга или заботливой матери просто невозможно.

Возможно, ваш вопрос относится к совместным апостольским начинаниям Opus Dei и предполагает, что в этом случае можно оценить результаты работы с человеческой точки зрения, с точки зрения специалиста в данной области: то есть, если школа для подготовки рабочих продвигает своих выпускников в социальном плане или университет предоставляет достойное культурное и профессиональное образование своим студентам. Если вы это имели в виду, то я вам отвечу, что результат данной работы отчасти объясняет тот факт, что ведется она людьми хорошо подготовленными, для которых эта работа - их профессия. Я хочу сказать, что, среди всего прочего, эти начинания всегда осуществляются с ориентацией на насущные нужды общества, чтобы приспособить их к реальным потребностям граждан, а не являются плодом загодя составленных планов на будущее.

Но я повторяю, нельзя сказать, что Дело в первую очередь заинтересовано в продуктивности с точки зрения человеческой. Реальные успех или неудача этих начинаний по-человечески добротно сделанных, зависят от того, насколько они воодушевляют на любовь к Господу как тех, кто там работает, так и тех, кто находит в них помощь. Насколько они помогают им чувствовать братскую любовь к своим ближним и, таким образом, бескорыстно служить обществу.


32

Вы не могли бы описать, как и почему Вы основали Opus Dei и какие события послужили наиважнейшими вехами его развития?



Почему? Начинания, возникшие по воле Божией, возникают только по одной причине - через них изливается божественное желание спасать души людей. С первых дней своего существования Дело было универсальным, католическим. Оно появилось на свет не для того, чтобы с его помощью разрешить проблемы, вставшие перед Европой двадцатых годов, а для того, чтобы сказать женщинам и мужчинам, жителям всего мира, всех рас, всех социальных слоев и наречий, холостым и состоящим в браке, вдовцам и священникам, - что они могут любить Бога и служить Ему, выполняя свою повседневную работу, по-прежнему живя со своей семьей и не отказываясь от многочисленных социальных связей.

Как было основано Дело? Оно возникло безо всяких человеческих средств. Я имел в своем распоряжении только двадцать шесть лет, благодать Божию и хорошее настроение. Когда Дело возникло, оно было очень небольшим: это было стремление молодого священника исполнить то, чего требовал от него Господь, и более ничего.

Вы спрашиваете меня о главных вехах развития Дела. По-моему, любой миг, когда кто-нибудь с помощью Дела приходит к Богу и тем самым все сильнее чувствует, как связан он с другими людьми узами братской любви, - можно назвать такой главной вехой.

Вы, может быть, хотите услышать о самых важных этапах нашего пути в хронологическом порядке. Хотя они и не самые важные, я приведу Вам по памяти некоторые более или менее точные даты. Уже в первые месяцы 1935 все было готово к тому, чтобы Opus Dei действовал во Франции, в Париже. Но сначала разразилась гражданская война в Испании, а потом - Вторая Мировая война, и пришлось отсрочить время распространения Дела. Мы недолго откладывали это, ведь распространение Дела в мире было совершенно необходимо. Уже в 1940 г. мы начинаем работать в Португалии. После нескольких предварительных поездок, почти совпав с концом войны, работа начинается в Англии, Италии, США, Мексике. Затем распространение Дела по миру приняло прогрессивный характер. Начиная с 1949 и 1950 гг., работа ведется в Германии, Голландии, Швейцарии, Аргентине, Канаде, Венесуэле и других странах Европы и Южной Америки. Одновременно с этим Дело начало работать на севере Африки, Японии, Кении и другими странами Восточной Африки, в Австралии, Нигерии, на Филиппинах и т. д.

Так же, говоря о вехах первостепенной важности, мне бы хотелось упомянуть многочисленные случаи, когда Святой Престол выказывал явное расположение по отношению к Делу. Я обосновался в Риме с 1946 г. и таким образом у меня была возможность узнать Папу Пия XII, Иоанна XXIII и Павла VI. Все они всегда проявляли к нам отеческую любовь.


33

Согласны ли Вы с утверждением, что обстановка, сложившаяся в Испании в последние тридцать лет, способствовала распространению Дела в этой стране?



Мало где в мире мы встретили столько препятствий, как в Испании. Мне грустно это говорить, потому что я очень люблю мою родину, но это страна, где потребовалось больше всего пролить пота и страдать, чтобы Дело прочно здесь укоренилось. Не успел Opus Dei появиться, он сразу нажил себе противников - тех, кто не признавал личной свободы и таких ярых приверженцев традиционализма, что они никак не способны были понять членов Дела, рядовых граждан, стремящихся жить истинно христианской жизнью, не переставая при этом заниматься земными делами.

Совместные апостольские начинания так же не встретили особой поддержки в испанском обществе. Правительства тех стран, где большинство граждан католиками не являются, гораздо охотнее поддерживали образовательные и благотворительные начинания Дела, чем правительство Испании. Эта помощь со стороны правительств, которую они обыкновенно предоставляют в подобных случаях, не является особой привилегией, а только признанием социальной значимости наших начинаний и того, что таким образом экономятся деньги государственной казны данной страны.

Распространяясь по всему миру, дух Opus Dei встречает везде теплый прием и живой отклик. Если мы и сталкивались когда-либо с трудностями, то все они были результатом измышлений, шедших из Испании и от испанцев, представителей совершенно определенных кругов и, в особенности, международной организацией, о которой я уже упоминал ранее; но это дело прошлое, и я зла ни на кого не держу. Среди недоброжелателей Дела есть и такие, кто не понимает, чт? есть плюрализм и заражаются стадным инстинктом, а то еще и отстаивают ограниченный, тоталитарный взгляд на вещи и используют свою принадлежность к Католической Церкви в политических целях. Некоторые из них, уж не знаю, почему, может быть, из неверно понятых благородных соображений, находят особое удовольствие в нападках на Дело. А так как они располагают немалыми средствами - а именно деньгами испанских налогоплательщиков - их нападки могут появляться в отдельных печатных изданиях.

Я прекрасно понимаю, что вы ожидаете от меня конкретных имен и названий организаций. Но я не стану этого делать, и, надеюсь, вы меня поймете. Моя миссия и миссия Дела никакого отношения к политике не имеют; молитва - вот мое прямое занятие. И я не хочу говорить ничего, что могло бы трактоваться, как мое вмешательство в политику. Более того, мне очень тяжело упоминать об этих вещах. Я молчал почти сорок лет; и если я теперь говорю на эту тему, то только потому, что я должен высказать свое мнение об очевидной сфабрикованности измышлений, которые выдумываются некоторыми людьми по поводу нашей исключительно духовной деятельности. Поэтому, хотя я и молчал до сих пор, в дальнейшем я буду об этом говорить и, если потребуется, с большей ясностью, чем сейчас.

Возвращаясь к исходной теме, я замечу, что если многие люди из разных классов общества во всем мире, а также в Испании, стремятся подражать Христу с помощью Дела и в духе Дела, то не надо пытаться объяснить этот факт средой или другими чисто внешними обстоятельствами. Доказательством этому служит то, что многие люди, с такой легкостью утверждающие обратное, видят, как распадаются их собственные объединения; а внешние факторы одинаковы для всех. Возможно, частичное объяснение этому, с человеческой точки зрения, лежит в том, что они основывают закрытые общества, а мы никого не лишаем личной свободы.

Если Opus Dei широко распространен в Испании, это можно объяснить тем, что наша духовная деятельность началась в этой стране почти сорок лет назад, и - как я уже говорил - гражданская война в Испании и Вторая Мировая война заставили нас отсрочить распространение Opus Dei в других странах. Тем не менее, я хотел бы добавить, что уже много лет испанцы составляют в Opus Dei меньшинство.

Не думайте, повторяю, что я не люблю свою родину или что меня не радует деятельность Opus Dei в Испании; просто печально, что нашлись люди, которые распространяют нелепые слухи об истории Opus Dei в Испании.


Предыдущий Следующий