Josemaría Escrivá Obras
154

Мы пребываем здесь, "consumati in unum", совершены во едино [ Ин 17, 23.], в молитвенном единении и любви, готовые начать эту беседу с Господом с обновленным стремлением стать подлинным орудием в Его руках. Как радостно мне исповедовать веру сейчас, когда Господь реально присутствует в Евхаристии! Перед Иисусом Сокровенным пробудите в сердцах ваших горячее желание одарить всех могучими потоками любви; всех тех, кто посвятил свою жизнь служению Богу и людям - в каких бы отдаленных уголках земли они ни находились. Ибо, благодаря неизъяснимой реальности Общения Святых, мы все едины в деле распространения истины и мира Господних. Апостол Иоанн говорит: Споспешники [3 Ин 8.].

А теперь хорошо бы каждому из нас сосредоточится и подумать: как мог бы он подражать Христу? Как научиться непосредственно, на живом примере Господа, тем добродетелям, которые должны просиять в нашей жизни, если мы и вправду хотим распространения Царства Христова?


155

Благоразумие - необходимая добродетель

В том месте Евангелия от Матфея, которое звучало сегодня на Литургии, мы читаем: "tunc abeuntes pharisaei, consilium inierunt ut caperent eum in sermone", тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах [ Мф 22, 15.]. К такой тактике, популярной и в наше время, обычно прибегают лицемеры. Кажется, что сорняки фарисейства никогда не будут выполоты - уж больно они живучи. Может быть, Сам Господь, Который хочет научить нас, Своих детей, благоразумию, попускает их рост и пышный цвет - ибо в добродетели благоразумия нуждаются и те, кто должен светить, исправлять, ободрить, воспламенить, поддержать. Христианин должен поступать с окружающими как апостол - используя в своем служении все возможности повседневной жизни.

Я возношу сейчас сердце Богу и обращаюсь к Нему, вверяя себя Пресвятой Деве Марии, которая пребывает одновременно и в Церкви, и над Церковью, между Христом и Церковью - как наша Защитница и Владычица, как Мать наша и Мать Иисуса, Господа нашего. Я обращаюсь к Богу и прошу Его даровать благоразумие всем - и в особенности нам самим, стремящимся работать для Бога, находясь в самой гуще общественной жизни. Воистину нам следует научиться быть благоразумны


156

Продолжаем чтение евангельского рассказа: и посылают к Нему учеников своих (от фарисеев) с иродианами, говоря: "Учитель!" [ Мф 22, 16.]. Посмотрите, как двусмысленно звучит в их устах это слово - Учитель. Они прикидываются Его почитателями и друзьями. Они оказывают Ему почести - как авторитету, от которого они ждут наставлений: "Magister, scimos quia verax es", Учитель! мы знаем, что Ты справедлив [ Там же.]... Какое чудовищное коварство! Встречались ли вы с более отвратительным лицемерием? Ходите в этом мире осторожно! Не будьте недоверчивы и подозрительны, однако всегда помните, что несете ответственность. Вспоминая изображение Пастыря Доброго в катакомбах, можно сказать, что вы должны чувствовать на ваших плечах тяжесть овцы, которая есть не один человек, но вся Церковь, все человечество.

Самоотверженно приняв на себя эту ношу, станьте отважными и осторожными - способными в любой момент защитить и утвердить права Божии. И тогда, при виде твердости вашей, многие станут считать и называть вас учителями, хоть вы и не ждете этого - ибо мы, христиане, не ищем земной славы. Но пусть вас не удивит, если среди окружающих вас, окажутся лицемеры, желающие только льстить. Запомните на всю жизнь то, что я повторял вам бесчетное число раз: ни клевета, ни злословие, ни требования этикета, ни опасения ("а что скажут другие?") не должны помешать нам выполнить наш долг. И менее всего - похвалы лицемеров.


157

Помните ли вы притчу о добром самарянине? Некто лежит на дороге, раненый и ограбленный разбойниками. Мимо проходит ветхозаветный священнослужитель, затем левит. Оба спокойно следуют своим путем. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился, и подошед перевязал ему раны, возливая масло и вино; и посадив его на своего осла, привез его в гостиницу и позаботился о нем [ Лк 10, 33-34.]. Обратите внимание, что Господь предлагает следовать этому примеру не только избранным. Закончив притчу, Он говорит спросившему Его (то есть каждому из нас): иди и ты поступай так же [ Лк 10, 37.].

Поэтому, если кто-то нуждается в духовной или человеческой поддержке, которую мы, дети Божии, можем и должны оказать, то проявлением благоразумия в этом случае должна стать помощь, необходимая и действенная, оказанная искренне, милосердно и самоотверженно. Промедление недопустимо. Ошибаются думающие, что отказ в помощи, или помощь, оказанная с опозданием - это тоже способы решения проблем.

Если обнаружена язва, то благоразумие требует применения не болеутоляющих, но радикальных средств. Даже при самых незначительных признаках болезни ведите себя открыто и честно, если лечить должны вы. Ведите себя точно так же, если сами нуждаетесь в лечении. Тому, кто должен лечить во имя Божие, следует начинать воздействие исподволь, постепенно и осторожно переходя к очищению раны от гноя. И продолжать до тех пор, пока очаг инфекции не исчезнет. Разумеется, мы будем поступать таким образом прежде всего по отношению к себе самим, а также к тем, кому обязаны помогать по справедливости или из милосердия. Особенно настоятельно рекомендую это родителям и тем, на кого возложены обязанности просвещения и обучения.


158

Не бойся этикета

Не слушайте лицемеров: лекарство должно быть неразбавлено и без примесей. Но действовать надо - нежно и тактично - подобно нашим матерям, лечившим пустяковые царапины нашего детства или более серьезные раны наших отроческих игр. Видите необходимость в том - подождите немного, но не дольше необходимого. Ведь от слишком долгих проволочек, может на этом месте проявиться нечто, совсем несовместное с благоразумием - конформизм или, например, трусость. Не пугайтесь же нелегкой работы, которую требует обработка ран - в первую очередь это касается тех из вас, которые занимаются духовным воспитанием других.

Возможно, что некто коварно нашептывает на ухо тому, кто должен, но не решается или не хочет выполнять свою миссию: Учитель! мы знаем, что ты справедлив [ Мф 22, 16.]... Не доверяйте этой хвале пополам с иронией: тот, кто не довел свое дело до конца с усердием, не может быть учителем - ибо не указывает верный путь. Может ли быть настоящим учителем тот, кто руководствуется своим трусливым "благоразумием"? Он пренебрегает очевидными нормами, справедливость которых тысячу раз доказана честным поведением, опытом зрелости, наукой мудрого правления, знанием человеческих слабостей, любовью к каждому отдельному индивиду. Это нормы, которые побуждают говорить откровенно, вмешиваться, проявлять заботу.

Мнимые учителя часто боятся сказать своим подопечным правду, их пугает одна только мысль о болезненном противоядии, что будет необходимо в определенных обстоятельствах. Уверяю вас, что их поведение неблагоразумно, неблагочестиво - более того: оно противоречит элементарному здравому смыслу. Оно свидетельствует о малодушии, о безответственности, о недомыслии и, наконец, о глупости. Позже (когда уже слишком поздно) они, охваченные паникой, пытаются преградить путь злу. Они постоянно забывают о добродетели благоразумия, требующей от учителя своевременно помогать основанным на опыте, спокойно обдуманным и четко сформулированным советом.


159

Вернемся к рассказу Апостола Матфея: мы знаем, что ты справедлив, и истинно пути Божию учишь [ Там же.]. Я никогда не перестану поражаться этому цинизму. Они пришли с намерением извратить слова Иисуса, Господа нашего, уличить Его в каком-нибудь промахе. И вот вместо того, чтобы просто предложить Ему задачу, на их взгляд неразрешимую, они пытаются поставить Его в тупик восхвалениями, которые могли бы исходить только из честных, преданных сердец. Я сознательно останавливаюсь на этих деталях, чтобы мы учились на них быть благоразумными, не будучи подозрительными. Чтобы мы учились распознавать притворство, скрытое под маской красноречивых слов и жестов, пусть и соответствующих истине - как в эпизоде, над которым мы сейчас размышляем: Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице [ Мф 12, 16.].

Повторяю: мы должны быть благоразумными, но не подозрительными. Будьте благородны, дарите всем свое самое безграничное доверие. Для меня больше значит слово одного христианина, человека преданного (а я полностью доверяю каждому), чем безукоризненно заверенные подписи ста согласных друг с другом адвокатов. Таков мой принцип - хотя, возможно, я и рискую быть обманутым, следуя этому принципу. Я предпочту рисковать, доверившись бессовестному обманщику, чем отказать в доверии тому, кто его заслуживает как личность и как сын Божий. Уверяю вас, что мне никогда еще не приходилось в этом раскаиваться.


160

Поступай справедливо

Если мы не находим в Евангелии практических рекомендаций для повседневной жизни - значит, мы мало над ним размышляли. Сейчас одни из вас молоды, другие уже вошли в пору зрелости. Вы все хотите, мы все хотим принести Богу добрые плоды - в противном случае мы не собрались бы здесь. Мы стремимся действовать в духе самопожертвования, мы чувствуем, что должны, не мешкая, пустить в дело талант, доверенный нам Богом. Мы стремимся принести пользу - ибо в нас живет Божия забота о душах. Но и руководствуясь добрыми порывами, люди иногда попадают в ловушку, расставленную "ex pharisaeis et herodianis", фарисеями и иродианами [ Мк 12, 13.] - теми христианами, которые должны отстаивать права Бога, но на деле предпочли союз с силами зла и теперь коварно подстерегают своих собратьев по вере, преданных слуг нашего Спасителя.

Будьте благоразумны и просты во всех своих проявлениях, упражняйтесь в добродетели скромности, столь свойственной детям Божиим. Будьте естественны в ваших речах и ваших действиях. Не будьте поверхностны, постигайте суть вещей. Если мы желаем воистину свято и неукоснительно исполнять обязанности христианина, то нам следует заранее приготовиться к тяжкой необходимости иногда причинять боль - как себе, так и другим.


161

Не хочу от вас скрывать, что страдаю неизъяснимо, высказывая неудовольствие или принимая решение, которое кого-то огорчит. Иногда я должен это делать - и, делая, страдаю до, во время и после. А ведь я не сентиментален. Меня утешает мысль, что только звери не плачут, но мы, люди, дети Божии - мы умеем плакать. Знаю, что и вам придется, следуя своему долгу, не однажды переживать тяжелые моменты. Разумеется, гораздо удобнее любой ценой избегать страданий, оправдывая себя тем, что, мол, не хочется огорчать ближних. Но это - отступление от пути истинного. За бездействием, которое ты пытаешься объяснить жалостью к ближним, скрывается постыдное уклонение от необходимости причинить боль себе самому. Ведь ясно, что суровое порицание, высказанное в адрес ближнего, обычно не приносит удовольствия. Дети мои, помните, что ад полон закрытых ртов.

Некоторые из присутствующих здесь - медики. Простите мне мою смелость, но я снова приведу пример из медицины. Возможно, я скажу что-то не так, но аскетическое сравнение все же получится. Прежде, чем приступить к лечению, врач промывает рану и все пространство вокруг нее. Он хорошо знает, что это болезненно - но будет еще хуже, если отложить лечение. Итак, он промывает рану. Это вызывает боль, пациент ощущает невыносимое жжение, но нет другого способа избавиться от распространения инфекции.

Если эти примеры верны в тех случаях, когда речь идет о лечении тела, то можно ли сомневаться, когда что-то угрожает здоровью души, а оно куда более важно, чем телесное здоровье? Надо решительно промыть рану, надо ее вскрыть, прочистить, надо приступать к операции... надо страдать! Благоразумие требует: вмешайся, не уклонись от долга, ибо бегство от осложнений станет не только демонстрацией твоей нерадивости, но и откровенным попранием справедливости.

Не сомневайтесь в том, что христианин, стремящийся поступать справедливо, жить лицом к Богу и людям, нуждается во всех добродетелях - хотя бы в зачатке. "Отец - спросите вы меня, - А как же нам быть с нашими слабостями?" Я отвечу так: "Если бы врач был болен сам, если бы он был даже хронически болен - разве перестал бы он лечить по мере сил тех, кому он в состоянии помочь? Разве его болезнь мешает ему выписывать другим правильные рецепты? Нет, не мешает. У него есть знания, опыт и долг, выполняя который, он будет бороться с недугом ближнего не менее энергично, чем со своей болезнью".


162

Целебная сила собственной слабости

Взирая на себя в присутствии Божием, ежедневно испытывая свою совесть, мы находим в себе множество ошибок и слабостей. Мы преодолеваем их с Божией помощью - хотя бы на время. Ведь, кажется, их невозможно искоренить окончательно. К тому же всякий раз, стремясь достойно ответить на благодать Божию, мы не только преодолеваем свои слабости, но и помогаем окружающим нас людям выбраться на верный путь. Признав себя такими же слабыми и непоследовательными, как и другие, мы станем более сострадательными, более чуткими и одновременно более требовательными к ближним - ибо страстно захочем, чтобы и они решились возлюбить Бога всем сердцем своим.

Мы, христиане, дети Божии, должны помогать другим, с честью реализуя в своей жизни то, что в устах лицемеров звучало фальшиво: Ты... не смотришь ни на какое лице [ Мф 22, 16.]. Это значит - отказаться от пристрастий: для нас важны все люди! Хотя, конечно, в первую очередь, надо нам оделить своим вниманием людей, которых Господь по тем или иным, на первый взгляд случайным обстоятельствам поместил рядом с нами.


163

"Et viam Dei in veritate doces", истинно пути Божиему учишь [ Там же.]. Учить, учить, учить. Указывать истинные пути Господни. Не бояться, что кто-то увидит наши личные недостатки. Я был бы рад немедленно показать их вам, рассказать о моей борьбе, о моем желании исправить свою жизнь в том или ином отношении, о моей брани за сохранение верности Господу. Преодолевая слабости, мы уже указываем окружающим пути Господни. Во-первых - примером всей нашей жизни. Во-вторых - учением Христа, которое мы проповедуем: ведь наш Господь, который "coepit facere et docere", делал и учил [ Деян 1, 1.], начал с деяний, а уж потом посвятил себя проповеди.

Позвольте признаться, что я люблю вас всех - однако Отец наш Небесный любит вас еще больше, потому что Он бесконечно добр и бесконечно Отец. Позвольте мне сказать, что я ни в чем не могу упрекнуть вас. При всем том я считаю, что должен помочь вам полюбить Иисуса Христа и Церковь, Его стадо - ибо думаю, что в этом вы меня не превосходите. Вы стремитесь к этому, но меня не превосходите. Когда в проповеди или в личном общении с вами я указываю на какую-нибудь ошибку, то делаю я это вовсе не для того, чтобы заставить вас страдать. Мною руководит одно единственное желание: научить вас еще больше любить Господа. Призывая вас упражняться в добродетелях, я не скрываю, что и сам в этом нуждаюсь.


164

Один невежда как-то сказал мне, что от падений пользы никакой, ибо человек способен сотни раз повторить одну и ту же ошибку. Я же утверждаю, что благоразумному на пользу пойдут все его просчеты - он извлечет из них урок: глядя на сотворенное зло, он учится творить добро, чтобы вновь обрести стремление к святости. Из опыта ваших поражений и побед в служении Господу извлекайте, по мере возрастания в любви, более твердое намерение быть последовательными в реализации прав и обязанностей христианских граждан. Когда вы с верой и достоинством ищете славы Божией и добра ближним - ничего не бойтесь, не уклоняйтесь ни от почестей, ни от ответственности, не страшитесь противодействия со стороны лже-братьев.

Итак, мы должны быть благоразумными. Для чего? Для того, чтобы быть справедливыми, поступать милосердно, служить Богу и людям действенно. Недаром благоразумие названо "genitrix virtutum" [ Св. Фома Аквинский, In III Sententiarium, dist. 33, q. 2, а. 5.], "auriga virtutum" [ Св. Бернард, Sermones in Cantica Canticorum, 49, 5 (PL 183, 1018).], матерью и проводницей всех добродетелей.


165

Каждому свое

Снова вернемся к этому месту из Евангелия, чтобы усвоить поразительные уроки добродетели и осветить ими наш путь. Закончена лицемерная и льстивая преамбула. Фарисеи и иродиане задают, наконец, свой вопрос: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? [ Мф 22, 17.] Заметьте их хитрость, - пишет Иоанн Златоуст, - Они не спрашивают у Него, что есть добро, что полезно, что справедливо, но: "Скажи, как Тебе кажется". Они хотят столкнуть Его с политическими властями - ибо хотят предать Его [ Св. Иоанн Златоуст, In Matthaeum Homiliae, 70, 1 (PG 58, 656).]. Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? Покажите Мне монету, которою платите подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак, отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу [ Мф 22, 18-21.].

Перед вами старая как мир проблема - и ясный, недвусмысленный ответ Учителя. Нет, не существует противоречия между служением Богу и служением людям. Между гражданскими и христианскими обязанностями, гражданскими и христианскими правами. Между стремлением усовершенствовать град земной и убеждением, что этот мир есть только путь, по которому мы идем в Град Небесный.

Я не устану повторять, что в этом проявляется единство жизни, делающее возможным достижение святости в миру, в круговерти общества - через свою работу, через исполнение своих семейных и общественных обязанностей. Иисус отвергает разделение между служением Богу и служением миру: никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть [ Мф 6, 24.]. Христианин делает свой выбор исключительно в пользу Господа, в полноте своей веры отвечая на Его призыв. Этот выбор побуждает его, отдавая все Господу, в то же время давать своим ближним то, что им причитается по справедливости.


166

Не прячьтесь за доводами, внешне благочестивыми, пытаясь лишить других того, что принадлежит им по праву. Кто говорит: "я люблю Бога", а брата своего ненавидит, тот лжец [1 Ин 4, 20.]. Обманывается и тот, кто отказывает Господу в любви и поклонении, на которые Он имеет право как Создатель и наш Отец. И тот, кто отказывается следовать Его заповедям, оправдываясь в своем лицемерии тем, что исполнение заповедей якобы несовместимо со служением ближнему. Им всем отвечает Апостол Иоанн: что мы любим детей Божиих, узнаем из того, когда любим Бога и соблюдаем заповеди Его; и заповеди Его не тяжки [1 Ин 5, 2-3.].

Возможно, ты слышал разглагольствования некоторых теоретиков, которые считают, что следует сдержаннее поклоняться Богу и менее пылко Его прославлять - ибо того, мол, требует эффективность и даже, представь себе, человеколюбие. Все, что служит для прославления Бога, кажется им излишним. Не обращай на них внимания - иди своей дорогой. Подобные измышления, что глубоко противны Христу, Который учил отдавать Богу Божие, выливаются в бесчисленные споры, а споры порождают досаду в людях и отвлекают их от благоразумных и настойчивых упражнений в святой добродетели справедливости.


167

Быть справедливым к Богу и людям

Мы должны запечатлеть это правило в наших душах, мы должны воплощать его в наших делах: прежде всего - справедливость по отношению к Богу. Это - пробный камень истинного алкания и жажды правды [ См. Мф 5, 6.]. Это то, что отличает справедливость от криков сотен недовольных, за которым скрываются лишь эгоизм, коварство и зависть. Ибо отказать нашему Творцу и Спасителю в благодарности за неисчислимые богатства, которыми Он нас одарил - значило бы совершить самую страшную и возмутительную несправедливость. Если вы действительно стремитесь быть справедливыми - постоянно помните о вашей зависимости от Бога (что ты имеешь, чего бы не получил? [1 Кор 4, 7]), чтобы ваши души переполнились благодарностью и желанием ответить на безграничную любовь Отца своей любовью.

Оживите в себе дух сыновнего благочестия, побуждающий вас обратиться к Отцу с сердечной нежностью. Если же лицемеры сеют в вас сомнения в праве Господа просить от вас многого - то не дайте себя обмануть. Напротив, решительно повернитесь лицом к Господу, послушные, как глина в руках горшечника [ Иер 18, 6.]. И скажите ему покорно: "Deus meus et omnia", Ты - мой Бог, Ты - мое все! Если вся ваша жизнь пострадала от нежданного удара, невосполнимой потери или незаслуженного оскорбления - пойте с новой радостью, стоя лицом к Богу: "Совершайся, исполняйся, будь благословенна и вечно прославляема, наисправедливейшая и превыше всего любимая Воля Божия. Аминь. Аминь".


168

История раба из притчи, который был должен десять тысяч талантов [ См. Мф 28, 24.], отлично иллюстрирует наши отношения с Богом. Мы тоже не знаем, как будем отдавать те огромные долги, в которые залезли из за стольких щедрот Господа. К тому же - мы постоянно увеличиваем их своими грехами. И никогда не сможем вернуть столько, сколько нам отпущено - ни самоотверженная борьба, ни изумительное усердие нам не помогут. Человеческая праведность бессильна - зато всесильно милосердие Божие. Он и только Он может дать нам искупление и простить наш долг, ибо Он благ, ибо вовек милость Его [ Пс 106 (105), 1.].

В этой притче (вы хорошо ее помните) есть вторая часть, - контрапункт к первой. Тот раб, которому только что простили огромный долг, не желает оказать милость собрату своему, который должен ему всего лишь сто динаров. Вот здесь-то и проявляется низменность его сердца. Строго говоря, никто не может лишить его права требовать свое - но все же что-то протестует в нас и наводит на мысль, что это проявление нетерпимости противоречит истинной справедливости... Несправедливо, что человек, лишь мгновение назад обретший столь великое милосердие и сострадание, ни в малейшей степени не склонен проявить хотя бы каплю терпимости в отношении своего должника. Обратите внимание, что справедливость - не уравнение из учебника арифметики. Она не требует точного равенства между тем, что вы получили и тем, что вы даровали.


169

Она требует большего, побуждая нас проявлять благодарность, сердечность, великодушие, быть верными и добрыми друзьями не только в счастье, но и в беде, добросовестно исполнять законы и уважать власти, с готовностью исправлять допущенную ошибку. Но прежде всего мы будем - если мы справедливы, - серьезно относиться к нашим профессиональным, семейным, социальным обязательствам. Без громких слов, не устраивая представлений, работая с упорством и пользуясь правами, которые в то же время являются и нашими обязанностями.

Я не верю в справедливость лентяев, ибо они со своим "dolce farniente", как говорят в моей любимой Италии, лишены самого фундаментального принципа справедливости - трудолюбия. Мы не должны забывать, что Бог создал человека "ut operaretur", для труда [ См. Быт 2, 15.]. Работая, мы обеспечиваем будущее своей семьи, своей страны, всего человечества. Дети мои, какое жалкое представление о справедливости имеют те, кто сводит ее к простому распределению благ!


170

Справедливость и любовь к истине и свободе

С самого раннего детства я слышал, как звучат социальные вопросы... К сожалению, они не новы: старые вопросы, которые повторяются вечно. Они возникли, быть может, в тот самый момент, когда люди стали обществом и выплыли наружу различия между ними - в возрасте и интеллекте, в работоспособности, личных качествах и интересах.

Я не знаю, обязательно ли существование различных социальных классов в обществе. Да и не мое дело говорить об этом - особенно здесь, в этой молельне, в которой мы собрались для того, чтобы говорить о Боге (я никогда в жизни не хотел бы сменить тему!) и для того, чтобы говорить с Богом.

Из всего, что предназначено Провидением для свободного и законного человеческого исследования, ты вправе выбрать то, что наиболее соответствует твоим природным склонностям. Но я, как пастырь Христов, должен напомнить вам, что в любом случае мы не вправе забывать о добродетели справедливости - даже если это потребует от нас истинного бесстрашия и героизма.


171

Мы обязаны защищать личную свободу всех, ибо знаем, что она дарована нам Христом [ См. Гал 5, 1.]. Если мы не отстаиваем свободу других, то вправе ли требовать ее для себя? Мы должны также распространять истину - ибо "veritas liberabit vos", истина сделает вас свободными [ Ин 8, 32.], а невежество поработит. Мы обязаны защищать право всех людей на жизнь, на получение всего необходимого для достойного существования, право на работу и отдых, на свободный выбор социального статуса, право на собственный очаг, право рождать детей в браке и быть в состоянии их вырастить, гарантированное право на покой в болезни и старости, на доступ к культуре, на сотрудничество с другими гражданами в достижении справедливых целей. И прежде всего - мы должны защищать право каждого человека познавать и любить Бога совершенно свободно, ибо совесть, если она чиста, откроет присутствие Создателя во всем.

И вот поэтому вновь и вновь надо говорить о том, что марксизм несовместим с верой во Христа. Я не вмешиваюсь в политику, но лишь утверждаю то, чему учит церковная доктрина. Существует ли что-либо, более противоположное вере, чем система, в которой все базируется на уничтожении в душах любящего присутствия Божия? Кричите изо всех сил, чтобы голос ваш был хорошо слышен: мы не нуждаемся в марксизме для упражнений в справедливости! Напротив, это серьезнейшее заблуждение - препятствовать счастью и согласию между людьми, руководствуясь исключительно материалистическими соображениями. В христианстве мы обретаем свет истины, спасающий от всех заблуждений. И если вы искренне стремитесь быть христианами "non verbo neque lingua, sed opere et veritate", не словом или языком, но делом и истиною [1 Ин 3, 18.], то это уже немало. Повторяйте эти слова всегда, если есть возможность (если нет - создавайте ее сами), не испытывая страха и ни о чем не умалчивая.


172

Справедливость и милосердие

Изучайте Священное Писание, молитвенно размышляйте над каждым эпизодом из жизни Христа, над Его уроками. Будьте особенно внимательны к тем советам и предостережениям, к которым Он прибегал, воспитывая и взращивая будущих Апостолов, Его посланников от края и до края земли. Вдумайтесь: что отличает этих первых учеников Господа? Не новая ли заповедь - заповедь любви, с помощью которой они прокладывали свои дороги в развращенном и жестоком языческом мире?

Одной справедливостью не поможешь всем трудностям человеческого существования. Не удивляйтесь, что, когда с людьми поступают только по-справедливости, это их уязвляет. Человеческое достоинство детей Божиих требует большего. Милосердие все смягчает. Оно действует вовне и проникает вовнутрь. Оно обожествляет - ибо Бог есть любовь [1 Ин 4, 16.]. Мы должны всегда действовать во имя любви Божией, которая очищает и возвышает нашу земную любовь.

Путь от возведенной в абсолют справедливости к полноте любви и милосердия так долог и труден, что далеко не каждому хватит сил и упорства, чтобы пройти его до конца. Многие, сделав первый шаг, останавливаются в уверенности, что путь пройден и цель достигнута. Отказавшись от принципа справедливости, заменив его лишь пригоршней благотворительных акций, они считают, что это и есть то истинное милосердие, к которому они стремились. Они довольны собой, как тот фарисей, который думал, что исполнил весь закон, постясь два раза в неделю и отдавая десятую часть того, чем владел [ См. Лк 18, 12.].


173

Милосердие - это великодушный выход за рамки справедливости. Прежде всего оно требует исполнения долга. Оно начинается со справедливости законной и продолжается справедливостью истинной... Но для достижения милосердия мы должны стать еще более чуткими, отзывчивыми, радушными. Мы обретем все необходимые качества, следуя всегда и во всем совету Апостола: носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов [ Гал 6, 2.]. И тогда уже воистину мы будем жить по законам милосердия, исполняя заветы Христа, Господа нашего.

Для меня не существует более яркого примера взаимодействия справедливости и милосердия, чем поведение матерей. Они любят своих детей - и любовь учит их обращаться с каждым ребенком особо, уважая его своеобразие и применяя принцип справедливости не ко всем сразу, но к каждому в отдельности. Также и в отношениях между взрослыми милосердие доводит до совершенства и дополняет справедливость, ибо учит нас вести себя по-разному с разными людьми, приспосабливаться к их особенностям, чтобы сделать счастливым несчастного, дать знания тем, кто в них нуждается, согреть одинокие души теплом своего участия. Справедливость требует, чтобы каждый мог получить свое - но ведь это не значит, что надо всем дать одно и то же. Утопическая уравниловка - источник чудовищных несправедливостей.

Чтобы уподобиться этим добрым матерям, мы должны полностью забыть себя и не желать себе другой чести кроме служения людям - по примеру Христа, который проповедовал: Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить [ Мф 20, 28 .]. Надо решительно и добровольно последовать Божественному примеру, работая на благо всех, добывая для других земное благополучие и вечное блаженство. Я не знаю лучшего пути к справедливости, чем путь самопожертвования и христианского служения.


174

Наверное, кто-то подумает, что я наивен. Меня не беспокоят такие оценки. Я все еще верю в милосердие - и буду верить в него всегда! Пока мне еще дарована жизнь, я буду, как священник Христа, не щадя своих сил, нести мир и согласие моим братьям, ибо все мы - дети Бога Отца. Я буду помогать людям лучше понять друг друга, чтобы все они могли разделить со мною общий идеал - идеал веры.

Обратимся в своих молитвах к Марии, Деве благоразумной и верной, и к Святому Иосифу, Ее Супругу, совершеннейшему образцу праведного мужа [ См. Мф 1, 19.]. Они, воплотившие в присутствии Иисуса, Сына Божия, добродетели, которые мы созерцали, испросят для нас благодать - чтобы эти добродетели укоренились и в наших душах. Чтобы мы исполнились решимости всегда вести себя как истинные ученики своего Учителя - благоразумные, справедливые и полные милосердия.


Предыдущий Следующий