Josemaría Escrivá Obras
205

Прошло уже много времени с тех пор, как я написал с уверенностью - и уверенность в правильности написанного постоянно во мне возрастает: всего жди от Христа. У тебя ничего нет, ты ничего не стоишь, ничего не можешь. Забудь себя, доверься Ему, и Он все сделает [ Путь, 731.]. Это мое убеждение лишь окрепло и углубилось с годами. Я убедился на многих примерах, что надежда на Бога разжигает чудесные очаги любви, пламя которых поддерживает равномерное биение сердец. Им не грозит упадок сил, страдания и трудности земного пути не ввергают их в уныние.

Читая на Литургии текст апостольского Послания, я был растроган - наверное, так же, как и вы. С помощью Господа мы созерцали дивное переплетение трех теологических добродетелей - тот стержень, на котором держится вся жизнь истинного христианина.

Вслушайтесь снова в слова Апостола Павла: итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом чрез Господа нашего Иисуса Христа, чрез Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией. И не сим только, но хвалимся и скорбями, зная, что от скорби происходит терпение, от терпения опытность, от опытности надежда, а надежда не постыжает, потому что любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам [ Рим 5, 1-5.].


206

Здесь, в присутствии Бога, правящего нами из Дарохранительницы (как помогает эта реальная близость Иисуса!), мы начнем сегодняшнее молитвенное размышление об этом сладостном даре Божием - о надежде, которая наполняет наши души радостью. "Spe gaudentes", утешайтесь надеждою [ Рим 12, 12.], - говорит Апостол Павел, ибо наша верность Господу будет оплачена бесконечной Любовью.

Никогда не стоит забывать, что для всех - а значит и для каждого из нас, - возможны только две формы земного бытия: жить в Боге, стремясь во всем угодить Ему - либо жить как животное, инстинкты которого более или менее подавлены требованиями культуры и просвещенности. Я никогда не принимал всерьез мирскую святость тех, кто демонстрирует прекрасные человеческие качества и одновременно афиширует свое неверие в Бога. Я их искренне люблю, как и всех людей, моих братьев, я восхищен их доброй волей, которую в определенном смысле можно даже считать героической, но я сострадаю им - ибо им не хватает света и живого тепла Бога, той невыразимой радости, которую несет в себе добродетель надежды.

Искренний христианин, последовательный в своей вере, обращен в своих поступках только к Богу и руководствуется духовным зрением. Он страстно любит тот мир, в котором живет и трудится, он погружен в земные заботы - но со взглядом, устремленным в Небо. Об этом же говорит и Апостол Павел: ищите горнего, где Христос сидит одесную Бога; о горнем помышляйте, а не о земном. Ибо вы умерли, - для всего земного во время крещения, - и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге [ Кол 3, 1-3.].


207

Надежды мирские и христианская надежда

С назойливым постоянством муссируется одна и та же, давно набившая оскомину мысль о том, что надежда - это последнее, что можно потерять. Как будто надежда - это удобная отговорка, позволяющая следовать по жизни без угрызений совести и прочих проблем. Не задумываясь о своем поведении. Не беспокоя себя стремлением к идеалам, высоким целям - и в первую очередь к высшей из них, к соединению с Богом.

Я усматриваю в этом тенденцию к подмене надежды тоской по удобной беспроблемности - когда в душе отсутствует как подлинное стремление к благам духовным, так и ясное представление об истинных материальных потребностях человека. Главное желание многих - не нарушить посредственности своей жизни. Существо с трусливой, робкой и ленивой душой, переполненной эгоизмом, легко смиряется с тем, что дни и годы проходят "sin spe nec metu", без надежд и тревог, без превратностей борьбы, без желаний, которые требуют усилий. Главное - не прослыть несчастным, избежать как презрения, так и сочувствия окружающих. Все желания, все порывы внушают страхи и опасения: ведь вместе с предметом желания придется обзавестись и новыми обязанностями, и требованиями, которым придется соответствовать... Как далеки такие люди от того, чтобы чего-то достичь!

Мне часто приходится встречаться с особами, казалось бы, культурными, просвещенными, которые уверены, что надежда - это не более чем поэтическая метафора, тема для лирика. Неспособные приобщиться к ее подлинной сути и решиться творить добро, они сводят надежду к несбыточной мечте, утопической грезе, способной удовлетворить лишь тех, кто ищет забытья, утешения в жизни, полной забот и тревог. В их ложном понимании надежда - это лишь мимолетное переживание, безрезультатное, никуда не ведущее.


208

Но помимо трусливых, ничтожных есть и честные люди с высокими идеалами, которые из чистой филантропии без остатка отдают себя служению на благо других, поддерживая их в трудностях и облегчая их страдания. Я отношусь с глубоким уважением и даже восхищением к стойкости всех целеустремленно трудящихся во имя высоких идеалов. Однако я должен напомнить вам о том, что наши предприятия на этой земле отмечены печатью недолговечности, бренности. Задумайтесь над словами Священного Писания: и оглянулся я на все дела мои, которые сделали руки мои, и на труд, которым трудился я, делая их: и вот, все - суета и томление духа, и нет в них пользы под солнцем [ Екк 2, 11.].

Эта бренность дел мирских не душит надежду - наоборот, признавая их мимолетность, но не отказываясь при этом от усилий, мы раскрываемся навстречу подлинной надежде, которая возвышает наш труд и превращает его в место встречи с Богом. Таким образом, наша деятельность освещается светом вечности, который рассеивает тьму разочарования. Но если свои мирские планы мы объявим абсолютными целями, заслонив ими обитель вечности и позабыв ту истинную цель, ради которой мы созданы (любить Бога, прославлять Его, обладать Им в вечной жизни на Небесах) - то самые благие намерения станут предательством, и даже орудием унижения твари. Вспомните знаменитое, потрясающее своей искренностью восклицание блаженного Августина, который испытывал горести, пока не знал Бога и искал счастья вне Его: Ты создал нас, Господи, для Себя, и наше сердце не знает покоя, пока не успокоится в Тебе [ Блаж. Августин, Confessiones, 1, 1, 1 (PL 32, 661).]. Возможно, что в жизни людей нет ничего более трагичного, чем заблуждения, которые извращают или фальсифицируют надежду, подменяя собой нашу истинную цель - ту Любовь, которая насыщает, но которой невозможно пресытиться.

Меня наполняет истинной надеждой возможность осознавать себя сыном Божиим. Хочу, чтобы и вы испытали со мной это чувство. Будучи добродетелью сверхъестественной, надежда вливается в человеческое существо, принимает нашу природу и, таким образом, становится добродетелью истинно человеческой. Убежденность в том, что мы достигнем Неба, если сохраним верность Богу до самой смерти, наполняет меня уже сейчас радостью и счастьем, которые обязательно будут нам дарованы - "quoniam bonus", ибо Он благ, ибо вовек милость Его [ Пс 106 (105), 1.]. Благодаря этому убеждению я понимаю, что только отмеченное печатью Божией несет на себе неизгладимый знак вечности и обладает истинной ценностью. Поэтому надежда не отрывает меня от земных забот - просто я подхожу к ним с новыми, христианскими мерками, выявляющими во всем связь падшей природы с Богом-Творцом и Богом-Спасителем.


209

На что надеяться

Возможно, кто-то спросит меня: на что же мы, христиане, должны надеяться? В мире есть столько привлекательного для нас, для нашего сердца, которое жаждет счастья и страстно стремится к любви. Кроме того, мы хотим сеять полными пригоршнями мир и радость - не стремясь к личному благополучию, но удовлетворяя потребности тех, кто нас окружает.

К несчастью некоторые, обладающие кругозором, достойным похвалы, но все же несколько ограниченным, сосредоточенным на достижении недолговечных и мимолетных идеалов, забывают, что христианский порыв должен быть нацелен на самые высокие вершины. Нас влечет Сама Любовь Божия, мы хотим наслаждаться Ею вечно, наслаждением бесконечным. Мы уже столько раз убеждались в том, что все сущее здесь, внизу, пройдет, когда этот мир перестанет существовать - а для каждого из нас еще раньше, со смертью, ибо никто не возьмет с собой в могилу ни почестей, ни богатства. Поэтому мы, вознося наши сердца на крыльях надежды к Богу, усвоили эту молитву: "In Te Domine speravi, non confundar in aternum", на Тебя, Господи, уповаю, да не постыжусь вовек [ Пс 31 (30), 2.], направляй меня Своими руками ныне, и во веки вечные.


210

Господь создал нас не для того, чтобы мы построили на этой земле Град постоянный [ См. Евр 13, 14.], ибо этот мир - лишь путь в другой, который станет для нас обителью, где мы найдем покой [ Jorge Manrique, Coplas, 5.]. Однако, будучи детьми Божиими, мы не должны пренебрегать земными делами, среди которых Господь поместил нас, чтобы мы их освятили, чтобы мы их преобразили нашей благословенной верой - той единственной верой, которая несет в себе истинный мир, подлинную радость как отдельным людям, так и разным слоям общества. Начиная с 1928 года я постоянно проповедую, что христианизация общества - неотложное дело. Все мы должны стремиться к тому, чтобы наши повседневные труды и заботы обрели сверхъестественное, духовное значение. Пребывая в мирском, житейском, мы должны донести это чувство сверхъестественного до всех людей, до каждого человека. Только так все мирские дела могут быть освящены новой надеждой - неподвластной времени, нетленной, преобладающей над бренностью всего земного.

По крещении мы несем в себе слово Божие, которое очищает, воодушевляет и успокаивает истерзанную совесть. И для того, чтобы Господь мог действовать в нас и для нас, мы должны сказать Ему, что намерены бороться всегда. Пусть мы считаем себя слабыми и ничтожными, пусть мы сгибаемся под тяжестью наших бед и лишений - все равно мы должны обещать Ему это, веруя в Него и уповая на Его помощь. Если надо, то сверх надежды поверим с надеждою [ Рим 4, 18.], как Авраам. Итак, приступим к работе с новыми силами и научим людей просветленному мировидению, освобождающему от ненависти, недоверия, узости, уныния и невежества. Это возможно - ибо Богу все возможно.


211

Где бы мы ни были - Господь постоянно взывает к нашей бдительности. В ответ на этот Божий призыв мы будем поддерживать делами стремление к святости, укоренившееся в нашей душе, питающее нашу надежду. Пусть в наших ушах звучит постоянно: сын мой! отдай сердце твое мне [ Притч 23, 26.]. Хватит строить воздушные замки. Отважься, открой душу Богу - ибо только в Господе ты найдешь реальную основу для надежды, для готовности творить добро в душах ближних. Только надо бороться с собой, надо изгнать решительно врагов, засевших во внутренней цитадели - гордыню, зависть, похоть очей и плоти, самодостаточность, безрассудное сластолюбие, распущенность. Без этой внутренней брани самые высокие идеалы поблекнут как цвет на траве: восходит солнце, настает зной, и зноем иссушает траву, цвет ее опадает, исчезает красота вида ее [ Иак 1, 10-11.]. Затем из мельчайших трещин пробьются разочарование и уныние - как сорняки, несущие гибель и разрушение.

Иисус не удовлетворится нетвердым согласием. Он требует (Он имеет на это право), чтобы мы шли вперед уверенно, не склоняясь перед трудностями. Он требует решительных, конкретных шагов. Неопределенные намерения, туманные фразы заглушают призывы Господа, обращенные к нашим сердцам. Они - как блуждающие огни, которые не светят, не греют и исчезают так же быстро, как и появились.

Поэтому я не поверю твоим словам, пока не увижу решительных действий. Делай добро, упражняйся в справедливости - особенно дома, в кругу своих близких. Даже если падаешь от усталости - заражай радостью окружающих, коллег по работе, служа другим с удовольствием, с улыбкой и соучастием, выполняя поручение на пределе своих возможностей, с максимальным совершенством. И все это - во имя Любви Божией, во Славу Божию, со взглядом, устремленным ввысь, к вечной Родине. Только эта цель и стоит трудов.


212

Все могу

Если ты не борешься, то не говори мне, что хочешь уподобиться Христу, познавать и любить Его. Когда мы пускаемся по истинной дороге вслед за Христом, чтобы быть как дети Божии - мы знаем, что нас ожидает Святой Крест, средоточие наших надежд на единение с Господом.

Предупреждаю тебя: жить так, как учит Господь - задача не из легких, требующая особых усилий. Послушайте, что рассказывает Апостол Павел о превратностях своей судьбы и величайших страданиях, которые он перенес, исполняя волю Христа: от Иудеев пять раз дано мне было по сорока ударов без одного; три раза меня били палками, однажды камнями побивали, три раза я терпел караблекрушение, ночь и день пробыл во глубине морской; много раз был в путешествиях, в опасностях на реках, в опасностях от разбойников, в опасностях от единоплеменников, в опасностях от язычников, в опасностях в городе, в опасностях в пустыне, в опасностях на море, в опасностях между лжебратьями, в труде и в изнурении, часто в бдении, в голоде и жажде, часто в посте, на стуже и в наготе. Кроме посторонних приключений, у меня ежедневное стечение людей, забота о всех церквах [2 Кор 11, 24-28.].

В этих беседах с Господом я стараюсь держаться в рамках конкретной действительности, в которой мы пребываем - не изобретая теорий, не мечтая о великих жертвах, которым нет места в обычной жизни. Главное - научиться правильно использовать время, которое уходит. Для христиан оно дороже золота - ибо в нем уже есть предвкушение той славы, которая будет дарована нам на Небе.

Естественно, в нашей жизни нам не грозят испытания, выпавшие на долю Апостола Павла. У нас - другие напасти: наш мелочный эгоизм, приступы чувственности, удары бессмысленной и смехотворной гордыни и много других пороков. Так что же - приходить в уныние? Нет! Обращаясь к Господу, повторим вслед за Апостолом Павлом: посему я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа: ибо, когда я немощен, тогда силен [2 Кор 12, 10.].


213

Иногда, когда все идет не так, как мы задумали, у нас непроизвольно срывается с губ: "Господи, все идет прахом! Все рушится - и я уже не могу помочь себе сам!..". Пора отбросить самомнение и смиренно просить о помощи... "Господи, я пойду дальше вместе с Тобой с уверенностью, только с Тобой я буду чувствовать себя в безопасности, "quia tu es, Deus, fortitudo mea", ибо Ты - Бог крепости моей [ Пс 43 (42), 2.]".

Умоляю тебя: среди твоих трудов и занятий помни о Небе, поднимай глаза к Господу в надежде, что Он, как всегда, протянет тебе Свою сильную руку. Мы можем рассчитывать на Его поддержку, когда наши страсти восстают и искушают нас, окружая жалкое укрытие нашего "я", только что самодовольно считавшего себя центром вселенной. Господь всегда протягивает нам Свою руку - чтобы мы не потеряли из виду наш духовный ориентир, нашу сверхъестественную цель. Я живу с твердым убеждением, что никогда и ничего не смогу достичь, не поднимая свой взор ввысь, к Иисусу. Знаю, что могу выстоять и победить себя только благодаря той данной мне Богом силе, которая рождается от повторения возгласа: все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе [ Фил 4, 13.]. Эта молитва заключает в себе твердое обетование Бога не оставлять Своих детей, если дети Его не оставляют.


214

Унижение и прощение

Когда-то Господь был так близок к нам, Своим тварям, что с тех пор мы храним в своем сердце тоску по высоте, стремление возвыситься духом, чтобы творить добро. Я хочу лишь напомнить тебе эту истину: позволь Ему действовать - и ты сможешь служить (оставаясь в своем звании) пригодным и эффективным орудием Божиим. Но чтобы не отвергнуть трусливо доверие, оказанное тебе Господом - избегай самодовольной и наивной недооценки тех трудностей, которые поджидают тебя на твоем христианском пути.

Нас ничто не должно удивлять. Мы влачим за собой (вследствие нашей падшей природы) принцип противодействия, сопротивления благодати. Это незажившие раны первородного греха, которые становятся еще глубже от наших собственных грехов. Поэтому мы должны начать восхождение - дело Божие и человеческое, наш каждодневный труд, который мы устремляем навстречу Любви Божией с сердцами, полными раскаяния и смирения. Мы уверены в поддержке Божией, но употребляем максимальные усилия - так, как если бы все зависело только от нас самих.

Пока мы боремся (а борьба длится до самой смерти), на нас поднимаются неистовые враги - как внешние, так и внутренние. Но этого мало: иногда душу парализуют воспоминания о дурных поступках, совершенных в прошлом. Заклинаю тебя именем Бога: не отчаивайся! Если такое случится (что вовсе не обязательно), преврати это в повод для еще большего единения с Господом - ибо Он, избравший тебя своим сыном, никогда тебя не оставит. Он лишь допускает испытания - чтобы ты научился любить Его больше и острее почувствовал Его близость и постоянную поддержку.

Я настойчиво повторяю: не падай духом! - ибо Христос, простивший нас на Кресте, продолжает прощать нас в Таинстве Исповеди. Мы всегда имеем Ходатая перед Отцом, Иисуса Христа, Праведника: Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за грехи всего мира [1 Ин 2, 1-2.] - и только вместе с Ним мы добьемся Победы.

Что бы ни случилось - вперед! Крепко держись за руку Божию и будь уверен в том, что Он не проигрывает сражений. Если по какой-то причине ты отдалишься от Него - вернись со смирением, чтобы каждый день, или много раз на дню, как блудный сын, снова и снова приходить к Нему и облегчать сокрушенное сердце на Исповеди, которая является чудом Божественной Любви. В этом чудесном Таинстве Господь очищает твою душу, наполняет ее радостью и силой, чтобы ты не терял мужества в битве и возвращался к Богу без устали - даже тогда, когда жизнь кажется беспросветной. Кроме того, ты можешь всегда уповать на заступничество Матери Божией, которая является и нашей Матерью. Что бы ни случилось - Она всегда готова поддержать тебя с материнской заботой.


215

Бог не устает прощать

Семь раз упадет праведник [ Прич 24, 16.], - утверждает Священное Писание. Всякий раз, когда я читал эти слова, моя душа содрогалась от любви и боли. Вновь Господь нас предостерегает и являет нам Свое милосердие, Свое человеколюбие, Свою нежность, которые никогда не иссякнут. Господь не хочет наших ошибок, наших лишений, но тем не менее попускает их и считается с ними - чтобы мы стали святыми.

Я сказал, что моя душа содрогалась от любви. Смотрю на себя, на свою жизнь - и ясно вижу, что ничего не стою, ничего не имею, ничего не могу. Что я такое? - воплощенное небытие, полнейшее ничто. А Он - все. И в то же время Он - мой, а я - Его. Потому что Он не отвергает меня. Потому что Он предал Себя за меня. Встречалась ли вам любовь более великая, чем эта?

Я сказал, что моя душа содрогнулась от боли. Вспоминаю свое поведение - и поражаюсь великому множеству ошибок и упущений. Достаточно перебрать в памяти те несколько часов, в которые я нахожусь сегодня на ногах, чтобы убедиться в очевидной слабости любви, посылаемой мною в ответ на Божию благодать. Мое поведение причиняет мне боль - но не разрушает покоя моей души. Я падаю ниц перед Богом и откровенно рассказываю Ему о моих бедах. И сразу начинаю ощущать Его поддержку. И слышу в глубине своей души, как Он отчетливо говорит мне: "Meus es tu", ты - Мой. [ Ис 43, 1.] Я знал и знаю, каков ты. Вперед!".

Иначе и быть не может. Если мы постоянно предстаем пред ликом Божиим, то наше доверие к Нему возрастает - ибо Он снова и снова нам показывает, что Его Любовь и призвание остаются неизменными. Бог не устает нас любить. Надежда убеждает нас в том, что без Него мы не выполним даже самых пустяковых обязанностей. С Ним же, по Его благодати, зарубцуются наши раны. Мы будем облачены в Его силу, чтобы противостоять нападкам врага, становясь совершеннее. Сознание того, что мы слеплены из простой глины, помогает нам утвердиться в нашем уповании на Иисуса Христа.


216

Затеряйтесь среди персонажей Нового Завета. Насладитесь этими трогательными эпизодами, в которых Учитель говорит и поступает как Бог и как человек. Насладитесь, слушая Его чудесные притчи о прощении, о вечной любви Бога к Своим детям. Эти образы небесного оживают вновь в вечной современности Евангелия, которое позволяет нам увидеть, ощутить, пощупать руками поддержку Божию, еще более действенную, если мы находим в себе силы идти вперед, снова и снова поднимаясь на ноги после падений. Ведь это и есть духовная жизнь, прожитая с упованием на Бога.

Если нет горячего желания преодолеть все внешние и внутренние препятствия - то мы не получим награды. Если же кто и подвизается, не увенчивается, если незаконно будет подвизаться [2 Тим 2, 5.]. И борьба не будет истинной, если нет противника. Поэтому, если нет противника, не будет награды, потому что нет победителя там, где нет побежденного [ Св. Григорий Нисский, De perfecta christiani forma (PG 46, 286).].

Противостояние, следовательно, не должно пугать - наоборот, должно стать стимулом для того, чтобы мы возрастали как христиане. В этой битве мы освящаемся, и наш апостольский труд становится более действенным. Если мы задумаемся над эпизодами, в которых Иисус (в Гефсимании и позже, на Кресте, всеми осмеянный и оставленный) с любовью покоряется Воле Отца, хотя и несет на Себе тяжкий груз страдания, - то убедимся, что невозможно подражать Христу и быть Его истинными учениками, не приняв Его завет: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой и следуй за Мною [ Мф 16, 24.]. Поэтому я часто говорю, обращаясь к Иисусу: Господи! Ни дня без креста! Так, по благодати Божией, укрепляется наш характер, чтобы мы могли стать поддержкой для Бога - несмотря на собственное ничтожество.

Если, вбивая гвоздь в стену, ты не встречаешь сопротивления - что сможешь ты на него повесить? Если наша сила не возрастает через жертву и с Божией помощью, то мы не станем инструментами в руках Господа. И наоборот, если мы с радостью используем сопротивление врага из любви к Богу, то сподобимся воскликнуть вместе с Апостолами Иаковом и Иоанном перед лицом самых жестоких испытаний, самого тяжелого труда: Можем! [ Мк 10, 39.]


217

Важность борьбы

Я должен предостеречь вас от одной западни, в которую пытается загнать нас Дьявол (а он никогда не бывает в отпуске!), чтобы отнять у нас покой. Возможно, в один прекрасный момент в нашу душу закрадется искушение полагать, что мы не продвигаемся вперед, но, напротив, позорно пятимся, отступаем. Постепенно мы утверждаемся в мысли, что становимся все хуже несмотря на все усилия стать лучше. Уверяю вас, что это пессимистическое чувство, как правило, является заблуждением или самообманом. Обычно в таких случаях оказывается, что душа стала более сосредоточенной, совесть - более чувствительной, а любовь - более требовательной. Чем ярче свет благодати Божией, тем заметнее такие детали, которые раньше, в полутьме не бросались в глаза. Как бы то ни было, но мы должны внимательно исследовать свои сомнения, ибо Господь, освещая нас Своим светом, призывает к большему смирению и великодушию. Не забывайте, что Провидение Божие ведет нас безостановочно, выводя к счастливому концу странствия - и неисчерпаема поддержка Его чудесами великими и малыми.

"Militia est vita hominis super terram, et sicut dies mercenarii dies eius", не определено ли человеку время на земле, и дни его не те же ли, что дни наемника? [ Иов 7, 1.] Никто не избежит этой участи - в том числе и те, кто, стремясь к комфорту, не хочет этого осознать. Они покидают ряды войска Христова и проявляют усердие в других битвах, становясь рабами своих прихотей и малодушия, стремясь лишь к удовлетворению низменных потребностей и тщеславия.

Если состояние борьбы естественно для человеческой природы, то будем же с желанием и чистотой намерений молиться и работать, стараясь угадать, чего хочет от нас Бог. Так удовлетворяется наше горячее желание Любви - и мы продолжаем путь к святости, хотя в конце каждого дня убеждаемся, что нам еще шагать и шагать.

Начинайте каждое утро с решительного: serviam! Я буду служить Тебе, Господи! - с намерения не останавливаться, не лениться, противостоять трудностям с еще большим оптимизмом, с еще большей надеждой. В убеждении, что, оступившись, мы сумеем обратить поражение в победу, если проявим искреннее раскаяние.


218

Добродетель надежды (то есть уверенность в том, что Бог ведет нас в Своем всесильном провидении и дает нам все, что нужно в дороге) напоминает нам о постоянной доброте Божией по отношению к людям, к тебе, ко мне. Он всегда готов выслушать нас, потому что никогда не устает слушать. Его интересуют не только твои радости, твои успехи, твоя любовь, но также и твои огорчения, неудачи, страдания. Поэтому надейся на Него всегда - в обстоятельствах благоприятных и неблагоприятных. Обращайся к Нему, ищи защиты в Его милосердии - и когда слаб, и когда чувствуешь свою силу. Не требуется большого смирения, чтобы признать, что мы - бесконечное множество нулей. Однако наша уверенность в своем ничтожестве превращается в неприступную крепость, если перед нашим "я" мы поставим Христа. Какая неизмеримо громадная цифра у нас получится! Господь - свет мой и спасение мое: кого мне бояться? [ Пс 27 (26), 1 .]

Привыкнем видеть Бога во всем. Будем помнить, что Он всегда с нами, что Он бережет нас и требует по справедливости, чтобы мы преданно за Ним следовали, не оставляя того места в мире, которое нам предназначено. Мы должны идти по жизни бдительно, с осмотрительностью, с постоянной готовностью к борьбе - чтобы не потерять своего Божественного Спутника.


219

Ошибаются думающие, что эта борьба обрекает сына Божия на мрачную покорность, отказ от радости и мучительные жертвы. Он - не раб, но влюбленный, во время труда и отдыха, в радости и горести уносящийся мыслями к любимому существу и готовый во имя своей любви идти навстречу любым испытаниям. Повторяю, что Бог не проигрывает сражений - поэтому мы, находясь рядом с Ним, сможем всегда называть себя победителями. Мой опыт говорит мне, что если я следую Божиим советам, то Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мною; Твой жезл и Твой посох - они успокоивают меня [ Пс 23 (22), 2-4.].

Духовная брань требует времени - а значит терпения и настойчивости, с которыми мы будем применять средства, сулящие нам победу. Поэтому умножайте дела надежды. В своей духовной жизни вам часто придется взлетать и падать - синяки и шишки тут неизбежны. Но Господь, Который всемогущ и милосерден, одарил нас средствами, необходимыми для победы. Надо только правильно их использовать, начиная все снова и снова, если это необходимо.

Еженедельно (а если чувствуете потребность, то и гораздо чаще) приходите к святому Таинству Покаяния - Таинству Милосердия Божиего. Облаченные в благодать, мы пройдем сквозь горы [ См. Пс 104 (103), 10.] и сумеем, не останавливаясь, подняться по крутому склону выполнения христианского долга. Используя все дарованные нам средства и умоляя Господа укрепить в нас надежду, мы насладимся радостью детей Божиих и щедро наполним ею души окружающих нас людей. Если Бог за нас, кто против нас? [ Рим 8, 31.] Так будем же оптимистами! Движимые силой надежды, сотрем смрадные следы, оставленные теми, кто сеет вокруг себя лишь ненависть и зло. И вновь откроем счастливый мир, который вышел прекрасным и чистым из рук Господа. И вернем ему ту первозданную чистоту - если решимся начать с себя, со своей души, терпеливо и настойчиво учась покаянию.


220

Со взглядом, устремленным в небо

Возрастем же в надежде и, таким образом, еще более утвердимся в вере - вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом [ Евр 11, 1.]. Возрастать в этой добродетели - значит молить Господа умножить в нас Свою любовь, ибо верят по-настоящему только в то, что любят изо всех сил. Кто любит Господа - тот не теряет времени даром. Вы знаете так же, как и я, что влюбленный спешит погрузиться в спасительную гармонию и отдается без колебаний. Какова же тогда Любовь Божия? Разве ты не знаешь, что Христос умер за каждого из нас? Да, ради нашего бедного маленького сердца была совершена спасительная жертва Иисуса.

Господь часто говорит нам о той награде, которую Он завоевал для нас Своею смертью на Кресте и Своим Воскресением: Я иду приготовить место вам. И когда пойду и приготовлю вам место, приду опять и возьму вас к Себе, чтобы и вы были, где Я [ Ин 14, 2-3.]. Цель нашего земного пути - Небеса. Иисус прошел этот путь первым и теперь вместе с Богоматерью и Святым Иосифом (которого я так почитаю), с Ангелами и Святыми ожидает нашего прихода.

Даже в Апостольские времена не было недостатка в ересях, которые стремились отнять надежду у христиан. Если же о Христе проповедуется, что Он воскрес из мертвых, то как некоторые из вас говорят, что нет воскресения мертвых? Если нет воскресения мертвых, то и Христос не воскрес; а если Христос не воскрес, то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера ваша [1 Кор 15, 12-14.]. Наш путь - это путь Божий. Иисус, который есть путь и истина и жизнь [ Ин 14, 6.], свидетельствует, что в конце нашей дороги нас ждет вечная радость - если мы от Него не отдалимся.


221

Как будет прекрасно, когда Отец скажет нам: хорошо, добрый и верный раб! в малом ты был верен, над многим тебя поставлю; войди в радость господина твоего [ Мф 25, 21.]. У нас есть надежда! Это - чудо созерцательной души. Мы живем в Вере, Надежде, Любви - и Надежда делает нас всемогущими. Помните ли вы слова Иоанна Богослова? Я написал вам, юноши, потому что вы сильны, и слово Божие пребывает в вас, и вы победили лукавого [1 Ин 2, 14.]. Господь нас торопит, Он хочет вечной молодости для Церкви и для всего человечества. Ты можешь сделать Божеским все человеческое, как царь Мидас превращал в золото все, к чему прикасался!

Никогда не забывайте, что после смерти вы встретитесь с Любовью. И в любви Бога вновь обретете всю совокупность тех чистых любовей, которые были у вас на земле. Господь хотел, чтобы все мы прошли через этот короткий миг земного бытия, работая, как и Его Единородный Сын, Который ходил, благотворя [ Деян 10, 38.]. Нам следует прислушаться к призыву, вырвавшемуся из души Святого Игнатия Богоносца в час его мученичества: иди к Отцу! [ Св. Игнатий Богоносец, Epistola ad Romanos, 7 (PG 5, 694).] Иди к своему Отцу, который ждет тебя с нетерпением!

Попросим же Матерь Божию, "Spes nostra", Надежду нашу, чтобы Она зажгла нас священным желанием поселиться в доме Отца. Уже ничто не омрачит наши души, если мы будем всем сердцем стремиться к своей истинной Родине. Господь Сам направит нашу лодку к желанному берегу попутным ветром Своей благодати.


Предыдущий Следующий