Josemaría Escrivá Obras
55

Многие принимаются за дело. Но немногие доводят его до конца. Среди этих немногих должны быть и мы, если хотим поступать как дети Божии. Помните: только работа, доведенная до конца и выполненная с любовью, заслуживает похвалы Господа. Об этом можно прочесть и в Священном Писании: конец дела лучше начала его [ Екк 7, 8.].

Возможно, я уже вспоминал эту историю в других проповедях - тем не менее мне хотелось бы вернуться к ней снова, ибо она весьма поучительна. Однажды, готовясь к освящению последнего камня здания, я искал в католическом молитвослове такую молитву, которая говорила бы о каждодневной, тяжелой и изнурительной работе многих людей в течение многих лет. И был разочарован, убедившись, что таковая отсутствует. Пришлось ограничиться "benedictio ad omnia" - обычным благословением. Должен признаться, что подобное упущение показалось мне невероятным. Я просмотрел молитвослов еще раз - добросовестно, но безуспешно.

Многие христиане совершенно утратили понимание того, что полнота Жизни, к которой Господь призвал своих детей, требует большого усердия в трудах - которые, в свою очередь, должны быть освящены во всех мелочах.

Мы не в праве предложить Господу то, что выполнено небезупречно, без внимания к мельчайшим деталям, без стремления к совершенству - хотя бы в пределах наших ограниченных человеческих возможностей. Перед Богом ловчить бессмысленно. Священное Писание предостерегает: никакого животного, на котором есть порок, не приносите; ибо это не обретет вам благоволения [ Лев 22, 20.]. Поэтому и наша жертва Господу, наша работа, требующая времени и сил, должна быть достойной Его - operatio Dei, работой Бога и для Бога, трудом законченным, выполненным безупречно.


56

Вы заметили, что среди других похвал Христу, которые воздавали Ему свидетели Его жизни есть одна, в определенном смысле включающая в себя все остальные? Я имею в виду этот сплав удивления и восторга - это восклицание, которое невольно вырывалось у многих, видевших Его деяния: "Bene omnia fecit", все хорошо делает [ Мк 7, 37.]. Он делает все удивительно хорошо, выполняя с полнотой совершенного Бога и совершенного человека [ Символ "Афанасия Великого"] как великие чудеса, так и простые, обыденные вещи.

Я влюблен в жизнь Господа - но сокровенные, сокрытые от нас годы, проведенные Иисусом в Вифлееме, Египте и Назарете, дороги мне особенно. Тем, кто судит лишь поверхностно, этот отрезок времени, довольно долгий, но почти не отраженный в Евангелиях, кажется лишенным особого значения. Я же, однако, всегда утверждал, что это умолчание в жизнеописании Спасителя очень выразительно и содержит в себе чудесный урок для всех христиан. Это были годы ревностных трудов и молитвы. Годы, в которые Иисус вел обычную жизнь - такую же, как наша, если угодно. Человеческую и Божественную одновременно. И вот: как в простой и таинственной мастерской плотника, так и позднее, перед людскими толпами - Он все выполнял хорошо.


57

Труд как соучастие в творчестве Божием

От первых дней сотворения своего человек должен был работать. Это не мое изобретение. Едва открыв Библию, мы можем прочесть, что Бог сотворил Адама из глины и создал для него и потомков его этот прекрасный мир - "ut operaretur et custodiret illum", чтобы возделывать его и хранить его [ Быт 2, 15.]. Это было еще до того, как через человека грех вошел в мир, и грехом смерть [ Рим 5, 12], горести и страдания.

Поэтому мы должны всегда помнить, что работа - это чудесное установление благого закона, которому все мы так или иначе подчинены - хоть некоторые и пытаются уйти из-под его власти. Мы должны помнить, что необходимость трудиться не является следствием первородного греха или открытием новейших времен. Неустанное труженичество есть путь, заповеданный нам Господом, наполняющий смыслом наши дни, делающий нас участниками Божественного творчества - чтобы мы могли заработать на пропитание и в то же время собрать плод в жизнь вечную [ Ин 4, 36.]. Человек рождается для труда, как птица для полета [ Иов 5, 7 (перевод с Вульгаты).]. Вы мне скажете, что эти мысли несовременны, что теперь так думают лишь немногие. Многие же стараются совсем по другим причинам: чтобы заработать, прокормить семью, занять высокое положение в обществе, развить свои природные способности, утолить неуемную страстность натуры, содействовать социальному прогрессу и т.д. В общем - видят в своем труде нечто неизбежное, фатальное.

Отвергая этот убогий, эгоистический прагматизм, и ты, и я должны вспомнить и напомнить другим, что все мы дети Божии, к которым - точно так же, как и к тем, о ком повествует Библия, - обращается Отец наш Небесный: сын! пойди, сегодня работай в винограднике моем [ Мф 21, 28.]. Я уверяю вас, что все мы будем исполнять свои повседневные обязанности с величайшим совершенством, на пределе естественных и сверхъестественных возможностей - если научимся видеть в них задания, полученные от Самого Господа. Не исключено, что в какой-то момент мы взбунтуемся - как старший сын, ответивший: не хочу [ Мф 21, 29.], - но сумеем, раскаявшись, преодолеть отрицательные эмоции и с новым усердием посвятим себя исполнению долга.


58

Если одного лишь присутствия личности, достойной уважения, достаточно для того, чтобы окружающие воздерживались от дурных поступков, так неужели же присутствие Божие, постоянное и всепроникающее, постигаемое нашими чувствами и беззаветно любимое, не делает нас лучше во всех проявлениях - в словах, в делах, в чувствах? [ Климент Александрийский, Stromata, 7, 7 (PG 9, 450-451).] Действительно: если бы ощущение того, что Бог нас видит, было запечатлено в нашем сознании, если бы мы отдавали себе отчет в том, что вся, абсолютно вся наша деятельность протекает в Его присутствии и ничто не ускользает от Его взгляда - с каким старанием доводили бы мы до конца свои дела и насколько изменилось бы наше к ним отношение! В этом - тайна святости, которую я проповедую уже много лет. Господь наш Иисус Христос призвал и вас, и меня - всех нас, обычных людей, находящихся в самой гуще жизни, - уподобляться Ему, возводить Его на вершину всех наших честных и благородных деяний.

Теперь вы понимаете, почему людям, не любящим свою работу (ту, которую ему соответствует), так трудно воспринять учение, которое излагает священник, говорящий теперь с вами. Они не понимают, что это значит - освящать свой труд и видеть в нем свое христианское призвание. Они не чувствуют, что призваны к одному из самых благородных земных занятий - чтобы освятить его.


59

Хочу заметить - и это не самонадеянность с моей стороны, - что я сразу вижу, когда мои слова попадают в дырявый мешок или пролетают мимо ушей моих собеседников. Открывая вам свое сердце, я надеюсь, что после вы вместе со мной возблагодарите Бога, постоянно пекущегося о наших делах. В 1928 году осознав, чего ждет от меня Господь, я немедленно начал служение. В те годы (благодарю Тебя, Господи: мне пришлось много страдать и много любить) люди, к которым я обращался, нередко думали, что я безумец, или, как минимум, фантазер, мечтатель о невозможном. Но я продолжал служение, не унывая. И поскольку эта затея была не моей, а Его, она преодолела все препятствия - и вот уже стала истиной, для всех очевидной, распространившейся по всей земле, от полюса до полюса. Ибо Господь пожелал, чтобы многие приняли ее как начинание, от Него исходящее.

Я уже говорил, что, едва перебросившись с кем-либо словами, я сразу вижу, понимает он меня, или нет. Я не похож на ту наседку, в гнездо которой подкладывают яйцо утки - и лишь спустя много времени, когда цыплята уже вылупились, видя, как комочек пуха переваливается с лапки на лапку, она понимает, что это не ее цыпленок, что он никогда не научится пищать, сколько бы она ни старалась. Я никогда не обижался на тех, кто от меня отвернулся - даже если я предлагал помощь, а в ответ слышал хамство. Я не обижался - ибо всегда помнил мудрый совет: каждый идущий, следуй своим путем! [ Cada caminante siga su caminо] Этот совет в виде вывески привлек мое внимание в далеком 1939 году, в доме, где я проводил духовное уединение для студентов университета.


60

Простите меня за это небольшое отступление - и вернемся к нашей теме. Вы не должны сомневаться в том, что профессиональное призвание - это существенная, неотделимая часть нашего христианского бытия. Господь любит вас святыми на том месте, которое вы занимаете - в тех трудах, которые вы избрали. При этом мотивы, вами двигавшие, не так уж и важны. Лично я считаю, что все занятия добры и благородны до тех пор, пока нет конфликта между ними и Законом Божиим. Все профессии достойны вознесения на высший духовный уровень в потоке Любви, омывающем жизнь сына Божия.

Я не могу освободиться от чувства тревоги, когда кто-либо, говоря о своей профессии, выставляет себя страдальцем, жалуется, что работа отнимает так много времени... Можно быть уверенным, что он не делает и половины того, что делают его коллеги - которые, возможно, движимы лишь эгоистическими, или, по крайней мере, чисто прагматическими побуждениями. Вы все, находящиеся здесь и пребывающие в личном общении с Господом, имеете ту или иную профессию: медик, адвокат, экономист... Но вспомните на мгновение своих коллег - тех, которые обладают профессиональным авторитетом, выделяются своим благородством и не щадят себя ради дела. Разве они не отдают своей работе многие часы дня, а иногда и ночи? Разве нам нечему у них поучиться? Задавая этот вопрос, я и сам себя проверяю. И должен признаться, что чувствую стыд, за которым следует непреодолимое желание просить прощения у Бога - ибо мой ответ на Его призыв так жалок, так ничтожен в сравнении с той миссией, которую Он доверил нам в этом мире. Послушаем, что говорит об этом один из Отцов Церкви: Христос оставил нас на земле, чтобы мы были как светильники, чтобы мы стали учителями других, чтобы мы действовали как закваска, чтобы мы жили как ангелы среди людей, как взрослые среди детей, как люди духовные среди людей исключительно плотских, чтобы мы были зерном, чтобы мы дали плоды. Не было бы нужды открывать рот, если бы наша жизнь была столь блистательна. Были бы не нужны слова, если бы мы показали наши дела. Не было бы ни одного язычника, если бы мы были искренними христианами [ Св. Иоанн Златоуст, In Epistolam I ad Timotheum homiliae, 10, 3 (PG 62, 551).].


61

Назидательная ценность трудовой жизни

Мы ошибаемся, когда думаем, что апостольское служение можно свести к практике благочестия. И ты, и я - христиане, но в то же время мы являемся гражданами и тружениками с определенным кругом обязанностей, которые мы должны выполнять наилучшим образом - если и в самом деле хотим их освятить. Сам Иисус побуждает нас к этому: Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного [ Мф 5, 14-16.].

Ваше профессиональное занятие - это светильник, который может дать свет вашим друзьям и коллегам. Именно поэтому я имею обыкновение неустанно повторять одно и то же всем, вступающим в Opus Dei. Повторю и вам, моим слушателям - надеясь, что вы сумеете извлечь пользу из моих слов: "Какое мне дело, что этот сапожник считается хорошим христианином? Ведь он плохо чинит обувь!" Если он не приложил всех сил для овладения своей профессией, не делает свою работу со всем усердием, на какое только способен - то невозможно ее освятить и принести в дар Богу. Для тех, кто обращается к Господу из самой гущи жизни, освящение повседневного труда - это стержень чистой духовности, вокруг которого концентрируется все их бытие.


62

Преодолейте чрезмерное сочувствие, которое испытывает к себе каждый. Будьте требовательны к себе! Иногда мы слишком много думаем о своем здоровье, об отдыхе, который, конечно же, необходим, чтобы вернуться к работе с новыми силами. Но я говорил и писал много раз, что отдых должен быть не бездельем, но переходом от более трудной работы к той, что требует меньших усилий.

Мы всегда найдем веский предлог, чтобы устроиться со всеми удобствами. Мы легко забываем об ответственности, лежащей на наших плечах, и готовы в любой момент самым убедительным образом оправдать свое безделье - чтобы бездельничать дальше. Между тем Сатана и его команда трудятся без отпусков и без выходных. Послушай же внимательно и вдумайся в то, что Апостол Павел писал христианам, находящимся в рабском звании. Он призывал их повиноваться своим хозяевам не с видимою только услужливостью, как человекоугодники, но как рабы Христовы, исполняя волю Божию от души, служа с усердием, как Господу, а не как человекам [ Еф 6, 6-7.]. Так будем же следовать этому доброму наставлению в своем служении.

Попросим света у Господа нашего Иисуса Христа, попросим его наполнить каждое мгновение нашей жизни божественным чувством, превращающим наше профессиональное призвание в дверную петлю, на которой держится и поворачивается наше призвание к святости. В Евангелии мы читаем, что Иисус был известен как "faber, filius Mariae", плотник..., сын Марии [ Мк 6, 3.]. Так будем же гордиться священной гордостью и показывать своими делами, что и мы - такие же, как Он, труженики, люди труда!

Мы - посланцы Бога на земле, поэтому нас присуще понимание того, что уклоняясь от работы или выполняя порученное нам дело спустя рукава, мы изменяем Ему и даем повод окружающим увидеть в нас ленивцев, ничтожеств, людей безответственных и бесполезных... Ведь тот, кто пренебрегает на первый взгляд маловажными обязанностями, вряд ли сможет с успехом трудится на ниве духовной, где требуется куда больше усилий: верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом [ Лк 16, 10.].


63

То, о чем я говорю - не туманные идеалы. Я исхожу из совершенно конкретной реальности, которая в силах изменить самую языческую и враждебную Божией воле среду, как в первые века нашего спасения. Насладимся словами анонимного автора той далекой эпохи, который так говорит о величии нашего призвания: христиане для мира то же, что и душа для тела. Живут в мире, но не от мира, как душа находится в теле, но сама не телесна. Они живут среди всех народов, как душа во всех частях тела. Незаметно они совершенствуют свою духовную жизнь, как душа свою сущность. Живут, как странники среди преходящих вещей, ожидая нетленности с небес, как душа бессмертная живет в смертном теле. От преследований их становится все больше и больше, как душа украшается, истощаясь... И не позволено христианам оставлять свою миссию в мире, как и душе не позволено без разрешения оставлять тело [ Epistola ad Diognetum, 6 (PG 2, 1175).].

Если мы останемся в стороне от земных дел, в которых нас ожидает Господь, мы совершим большую ошибку. Мы должны находить Его в обстоятельствах самых обыденных - ведь и они допускаются и направляются Провидением в Его Бесконечной премудрости. Но не вложив в работу все свои силы, физические и духовные, не доведя ее до конца наилучшим образом - и даже лучше лучшего (я уверен, что так и будет, если ты действительно захочешь этого) к цели мы не приблизимся. Вот почему, стремясь к Господу, мы используем все честные земные и насущные небесные средства, чтобы предложить Ему труд филигранно выполненный, совершенный.


64

Обрати работу в молитву

Я часто повторяю, что молитва перед Дарохранительницей, обращенная ко Христу, который видит и слышит нас, не должна быть безличной. Надо так молиться, чтобы сразу начиналась беседа с Господом. И словесный гул здесь ни к чему - просто надо отбросить покров безликости и стать перед Ликом Божиим такими, какие мы есть на самом деле. Не старайтесь затеряться в толпе, наполняющей церковь. Не укрывайтесь за пустыми фразами, вошедшими в привычку, давно уже потерявшую всякий смысл. Они не расцветут в сердце - ибо идут не от сердца.

В то же время твой молчаливый труд может и должен стать молитвой, претворяющейся в реальный разговор с нашим Небесным Отцом. Если ты ищешь освящения через свою работу - попытайся обратить ее в личную молитву. Не дай ей раствориться в безликости и рутине, ибо в тот же миг умрет и Божественное вдохновение, что животворит твой повседневный труд.

Я вспоминаю свои поездки к местам боев во времена гражданской войны. Когда только было можно я приходил туда, где возникала потребность в священнике. В этих необычных обстоятельствах, дающих многим немало возможностей оправдать свое безделье или халатность, я не ограничивался советами аскетического характера. Я был движим той же заботой, которая и сегодня владеет мною - и которую, надеюсь, Господь пробудит в каждом из вас. Я был озабочен не только спасением душ этих людей, но также их благополучием здесь, на земле. Я призывал их не терять времени, использовать всякую паузу для полезных занятий - чтобы сама война не стала паузой в их жизни. Я умолял их не падать духом, делать все возможное, чтобы траншеи и сторожевые посты не уподобились залам ожидания на железных дорогах того времени. Залов ожидания, где унылые люди в вечном ожидании призрачных поездов смотрят, как течет сквозь пальцы убегающее время...

Я старался пробудить в них стремление к занятиям, к какой-то полезной деятельности, совместимой с солдатской службой. Ведь можно читать, учиться, изучать языки... Я просил их всегда вести себя по-христиански - так, чтобы их поведение было неустанной "Operatio Dei", работой Божией. Меня потрясла отзывчивость этих парней, которые вслушивались в мои слова с открытым сердцем, находясь в столь непростых обстоятельствах. В них проступала надежная сила, плод внутренней самодисциплины.


65

Вспоминаю также свое пребывание в Бургосе. Туда приезжало много людей, желавших провести со мною несколько дней увольнения. Я делил комнату в полуразрушенной гостинице с несколькими моими духовными чадами. Мы нуждались в самом необходимом, но тем не менее добывали все для тех, кто приходил после боя, чтобы набраться сил. А приходили сотни...

У меня была привычка прогуливаться с гостями по берегу Арланзона. Я слушал их искренние рассказы и старался помочь советом, дабы они возрастали духовно. И всегда, с Божией помощью, находил слова и ободрял моих собеседников, и возжигал в них стремление к христианской жизни. Обычно после долгих блужданий, мы навещали монастырь Лас Уельгас, но иногда мы укрывались в Бургосском Соборе.

Там я поднимался на башню, чтобы вместе с моими спутниками полюбоваться вблизи зубцами - подлинным чудом, каменным кружевом, плодом кропотливой, изысканной работы. Но самое удивительное здесь в том, что зубцы невозможно разглядеть, стоя внизу, на земле. Я говорил об этом и пояснял, желая еще нагляднее представить то, что я повторяю снова и снова: "Это - работа Бога! Дело Божие - увенчать свой труд совершенством этих тончайших каменных кружев". Мои собеседники видели эту конкретную, осязаемую реальность - и понимали, что перед ними молитва в камне, дивная беседа с Господом. Люди, вложившие свои силы в эту работу, знали, что никто из смотрящих снизу не сможет оценить их усилий. Они старались только для Бога! Теперь вы понимаете, каким образом профессия может приблизить к Господу? Сделайте то же, что сделали эти каменотесы - и ваш труд станет "operatio Dei", трудом человека с содержанием и обликом Божиим.


66

Убежденные, что Бог присутствует везде, мы обрабатываем землю, вознося хвалу Господу, бороздим моря и занимаемся всеми остальными делами, воспевая его милосердие [ Климент Александрийский, Stromata, 7, 7 (PG 9, 451).]. Итак, мы каждый миг едины с Богом. Даже в одиночестве, оторванные от привычной жизни, как эти юноши в траншеях, мы существуем, растворенные в Боге благодаря постоянной и мужественной работе, претворенной нами в молитву - ибо начинаем и заканчиваем ее в присутствии Бога Отца, Бога Сына и Бога Святого Духа.

Но не забывайте, что вы находитесь также и среди людей, которые ждут от вас - от тебя! - христианского свидетельства. Поэтому и на работе, и в быту мы должны вести себя так, чтобы не стыдиться перед знающими нас и любящими. Чтобы им не пришлось за вас краснеть. И чтобы не случилось с нами то, что случилось с человеком из притчи о строящем башню: дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить, и не мог окончить [ Лк 14, 29-30.].

Берегите духовное зрение - и вы увенчаете свой труд, возведете свой собор, уложив последний камень на предназначенное ему место.


67

"Possumus!" - Можем! [ Мф 20, 22.] С Божией помощью мы можем победить и в этой битве. И поймите одно - это совсем не трудно обратить работу в молитвенное общение. Достаточно принести ее в дар Господу и взяться за дело. Бог уже слышит, уже внимает. Он поможет нам достичь в труде высот, доступных для душ созерцательных. Ведь мы знаем, что Он нас видит, когда как бы невзначай просит о новой уступке, о маленькой жертве. Об этой улыбке, которую мы даруем особе, явившейся так некстати. О деле - не очень приятном, но необходимом, - которое надо начать или закончить сегодня, не медля, не откладывая на завтра. Ты сделаешь все, чтобы порадовать Отца! Возможно, на свой рабочий стол ты положишь распятие, которое, не привлекая внимания посторонних, пробудит в тебе дух созерцания, станет учебником твоей души и ума. Учебником, по которому ты будешь учиться служить Богу.

Если ты решишься незаметно, не покидая мира, без демонстраций и представлений углубиться в повседневные труды и вступить на путь созерцательной жизни - то очень скоро почувствуешь себя другом Учителя, призванным открыть пути Господни всему человечеству. Это так: через твой обыденный труд Царствие Христово распространится по всей земле. И потекут чередой часы работы, посвященные далеким народам, что возрождаются к вере; народам Востока, странам, где варварски запрещено свободно исповедовать свою религию; краям древней христианской традиции, в которых люди разучились воспринимать свет Евангелия и копошатся во мраке невежества... Вот истинная цена этого часа работы и ее продолжения с тем же упорством в следующее мгновение, минуту, час - до тех пор, пока дело не будет окончено. Вот так созерцательная жизнь, просто и естественно превращается в апостольское служение - эту властную потребность сердца, бьющегося в унисон со сладчайшим и милосерднейшим Сердцем Иисуса, Господа нашего.


68

Делай все по любви

Ты хочешь знать, как можно научиться всегда и во всем руководствоваться духом, что ждет от тебя безупречного завершения всех начатых дел? У меня есть ответ, но принадлежит он не мне. Послушай Апостола Павла: бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды. Все у вас да будет с любовью [1 Кор 16, 13-14.]. Делайте все по любви и свободно, не останавливайтесь на полпути, избегайте рутины. Служите Отцу нашему Небесному.

Я очень хорошо прочувствовал и поэтому часто повторяю эти стихи, простые по форме, но очень ясные: моя жизнь вся из любви / и если знаю о любви,/ то это от силы скорби,/ ибо нет влюбленного лучше/ чем тот, который страдал [ Mi vida es toda de amor/, y si en amor estoy ducho/, es por fuerza del dolor/, que no hay amante mejor/, que aquel que ha sufrido mucho.]. Выполняй свой профессиональный долг по любви, доводи все дела до конца по любви - и будет тебе доказательство того, что твой труд способен принести сладкие плоды, семена вечности. Так будет, потому, что ты любишь, пусть порой любовь и приправлена горечью непонимания, несправедливости, неблагодарности и даже краха твоих усилий здесь, на земле.


69

Бывает, однако, что некоторые добрые, добренькие христиане на словах уверяют, что горят желанием проповедовать прекрасные идеалы нашей веры, но все эти крики сводятся на практике лишь к нерадивому исполнению профессиональных обязанностей. Можно подумать, что их сознание просквожено сквозняком. Мы должны с любовью и решительно поддержать этих христиан на словах - и даже прибегнуть в случае необходимости к евангельскому средству братского вразумления: если и впадет человек в какое согрешение, вы духовные исправляйте такого в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным. Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов [ Гал 6, 1-2.]. Если же у них кроме имени - "профессии!" - католика, есть еще что-то, внушающее уважение - возраст, опытность или чувство ответственности, - то тем больше у нас оснований стараться, чтобы они исправили свою жизнь и преуспели в профессиональной своей деятельности. Но наставлять их следует, не унижая - как добрый учитель, как добрый отец.

Советую вам как следует поразмыслить над словами Апостола Павла: ...вы сами знаете, как должны вы подражать нам; ...мы не бесчинствовали у вас, ни у кого не ели хлеба даром, но занимались трудом и работою ночь и день, чтобы не обременить кого из вас... когда мы были у вас, то завещали вам сие: если кто не хочет трудиться, тот и не ешь [2 Фес 3: 7, 10.].


70

Для того, чтобы соответствовать нашему христианскому призванию, мы должны быть примером для других - из любви к Богу, из любви к людям. Мы должны быть примером - чтобы не сложилось мнение (не промелькнула бы и тень подозрения), что дети Божии ленивы и бесполезны, что у них ничему доброму не научишься. Мы должны быть примером на деле - и во всяком деле. Подобно землепашцу, что работает в поле, возносясь своим сердцем ко Господу, плотник, купец, служащий, интеллигент - все христиане должны стать образцом для своих коллег. Здесь нет места самодовольству - ибо душам нашим свойственно ясное убеждение, что мы не можем достичь успеха, полагаясь лишь на себя. Одни мы даже перышко с земли поднять не в силах [ См. Ин 15, 5.]. Поэтому каждый на своем месте должен делать работу Божию, сея вокруг мир и радость Господни. Совершенный христианин несет в себе спокойствие и ликование. Спокойствие - ибо чувствует присутствие Божие, ликование - ибо находится в окружении Его милостей. Такой христианин - в самом деле подлинная личность, святой служитель Бога [ Климент Александрийский, stromata, 7, 7 (PG 9, 451).].


71

Чтобы достичь этого, мы будем действовать как души, движимые Любовью, а не как узники, на плечах своих несущие бремя наказания и проклятья. И все, что вы делаете словом или делом, все делайте во имя Господа Иисуса Христа, благодаря чрез Него Бога и Отца [ Кол 3, 17.]. Так мы закончим наше дело с совершенством, не теряя времени даром - ибо будем орудием Господа, влюбленным в Него, сознающим всю ответственность и доверие, возложенные Им на наши плечи - хоть каждый из нас и слаб. Полагаясь на силу Божию, ты должен быть движим только Любовью в каждом своем деянии.

Но не будем закрывать глаза на реальность, теша себя наивной и легковесной иллюзией, будто дорога, нас ждущая, легка; не будем думать, что достаточно добрых намерений да горячего желания служить Богу, чтобы пройти ее до конца. Не сомневайтесь, что в скором времени - возможно, раньше, чем мы думаем, - нам встретятся особо трудные ситуации, требующие полного самопожертвования и самозабвения. Так что укрепите в себе добродетель надежды и воспримите с мужеством слова Апостола: ибо думаю, что нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с тою славою, которая откроется в нас [ Рим 8, 18.]. Уверенно и спокойно думайте о том, что будет, когда прольется бесконечная Любовь Божия в наши бедные души. В ваших обычных трудах пришел час исполнить веру, пробудить надежду, оживить любовь - привести в действие все три теологические добродетели, побуждающие всерьез, без притворства и сомнений, упорядочить нашу духовную жизнь и профессиональную деятельность.


72

И вновь голос Апостола Павла: итак, братья мои возлюбленные, будьте тверды, непоколебимы, всегда преуспевайте в деле Господнем, зная, что труд ваш не тщетен перед Господом [1 Кор 15, 58.]. Видите? Это переплетение добродетелей приводится в действие, если мы исполняем свою работу с желанием освятить ее: крепость, которую мы проявляем, преодолевая естественные трудности. Настойчивость в труде, спасающая от уныния. Самообладание - чтобы отдавать себя без остатка, не поддаваясь внушениям эгоизма и тяге к комфорту. Справедливость - чтобы выполнить до конца свой долг перед Богом, обществом, семьей, коллегами. Благоразумие - чтобы знать в каждом случае, что и когда делать, не теряя времени зря. И все это только из Любви - с живым и непосредственным чувством ответственности за результат нашей работы и ее апостольское значение.

Любовь - это дела, а не хорошие слова
[ Obras son amores, y no buenas razones.] - гласит народная мудрость. Думаю, тут добавить нечего.

Господь, даруй нам свою благодать. Открой нам дверь плотницкой в Назарете, чтобы мы научились созерцать Тебя, Твою Пречистую Мать Марию, Святого Патриарха Иосифа, которого я так люблю и почитаю - Всех Троих, ведущих святую трудовую жизнь. Наши бедные сердца взволнованы. Господи, мы будем искать Тебя и найдем Тебя в повседневном труде, который, по желанию Твоему, нам предстоит обращать в дело Божие, в дело Любви.


Предыдущий Следующий