Josemaría Escrivá Obras
142

Первое воскресенье после Пасхи оживляет в памяти древнюю благочестивую традицию моей родины. В этот день, когда Литургия предлагает вкусить пищи духовной - "rationabile, sine dolo lac concupiscite", возлюбите чистое словесное молоко [1 Петр 2, 2 (antifona ad introitum).] (возжелайте молока духа и не смешивайте его с обманом!) - в моем краю с давних времен привыкли приносить приносить Святое Причастие всем болящим, не обязательно тяжелобольным, чтобы и они могли исполнить Пасхальную Заповедь.

В некоторых больших городах каждый приход организовывал Евхаристическую процессию. Я вспоминаю свои студенческие годы. На главной площади Сарагосы нередко встречались три процессии, в которых шли только мужчины, сотни мужчин с большими горящими свечами. Сильные люди, они сопровождали Господа Сокровенного с верой куда более весомой, чем те свечи, весящие каждая по нескольку килограммов.

Просыпаясь сегодня ночью, я повторял, точно краткую молитву: "quasi modo geniti infantes", как новорожденные младенцы [ Там же.]... Я думал, что этот призыв Церкви достигает всех нас, чувствующих реальность Богосыновства. Мы должны быть очень сильными, очень крепкими, обладающими энергией, способной оказывать благотворное влияние на окружающих нас людей - но все же как хорошо при этом чувствовать себя младенцем перед Богом!

Мы - дети Божии



"Quasi modo geniti infantes, rationabile, sine dolo lac concupiscite", как новорожденные младенцы возлюбите чистое словесное молоко [ Там же.]. Я прекрасно понимаю, почему во время Литургии к этому поразительному стиху Святого Петра добавляется: "Exsultate Deo adiutori nostro: iubilate Deo Jacob", радостно пойте Богу, твердыне нашей; восклицайте Богу Иакова! [ Пс 81 (80), 2 (antifona ad introitum).] - Который также и наш Господь, и наш Отец. Но мне бы сейчас хотелось, чтобы вы поразмышляли со мною вместе не о Святом Таинстве алтаря, что исторгает из нашего сердца самые возвышенные гимны во славу Иисуса. Я хотел бы остановиться на убежденности в нашем Богосыновстве и на том, что следует из этой убежденности для всех воистину стремящихся воплотить христианскую веру в жизнь.


143

По причинам, о которых я не буду сейчас говорить (но которые знает Иисус, направляющий нас из Дарохранительницы), моя жизнь привела меня к осознанию себя сыном Божиим. И я с наслаждением погрузился в Сердце Отца моего - чтобы распрямиться и очиститься, чтобы служить Господу, всех понимая и всех прощая силой Его любви и моего уничижения.

Все мы нуждаемся в таком обновлении - чтобы мы пробудились от этого сна бессилия, который так легко овладевает нами, и снова воспринять глубоко и непосредственно наше звание детей Божиих.

Пример Иисуса, весь Его путь по Святой Земле помогают проникнуться этой истиной. Если мы принимаем свидетельство человеческое, свидетельство Божие - больше [1 Ин 5, 9.], - читаем мы в Послании. Но в чем состоит свидетельство Божие? Нам вновь отвечает Апостол Иоанн: смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими... Возлюбленные! мы теперь дети Божии [1 Ин 3, 1-2.].

В течение долгих лет я стремился поддерживать в себе это радостное состояние духа. Моя молитва не менялась, менялся лишь ее тон - в зависимости от обстоятельств. Я говорил: "Господи, Ты поместил меня сюда, Ты доверил мне и то, и это, и я бесконечно верю в Тебя. Я знаю, что Ты - мой Отец. Я всегда видел, что дети бесконечно доверяют своим родителям". Опираясь на свой священнический опыт, я могу подтверждать с уверенностью, что предание себя в руки Божии порождает в людях сильное, глубокое и спокойное благочестие, побуждающее их сохранять чистоту намерений во всех своих делах.


144

Пример Иисуса

"Quasi modo geniti infantes", как новорожденные младенцы... Я с радостью нес в мир истину о том, что христиане - малые дети Божии. Только осознав это, мы сможем насладиться словами, которые также звучат в Литургии: ибо всякий, рожденный от Бога, побеждает мир [1 Ин 5, 4.], преодолевает трудности, достигает победы в этой великой битве за мир в душах и в обществе.

В этом - наша мудрость и наша сила: мы убеждены в своей незначительности, в своем ничтожестве пред очами Божиими. Но ведь Он еще и Тот, Кто побуждает нас к действию, к проповеди Иисуса Христа, Его Единородного Сына, с твердой верой, несмотря на все наши ошибки и слабости - лишь бы мы боролись, чтобы их преодолевать.

Я часто повторяю слова из Священного Писания: "discite benefacere", научитесь делать добро [ Ис 1, 17.], - потому что, без всякого сомнения, мы должны учиться и учить поступать хорошо. Мы должны начать с самих себя и попытаться понять: каково оно, это добро, которое мы ищем для себя, для наших близких, для всех людей. Я не знаю иного пути для тех, кто стремится постичь величие Божие, - только служение Ему с глубочайшим и искренним убеждением, что Он наш Отец, а мы Его дети.


145

Поднимем же взор на Учителя - может быть, и ты в этот миг услышишь Его полные укоризны слова, обращенные к Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим [ Ин 20, 27.]. И так же, как у Апостола, вырвется из души твоей вопль глубокого раскаяния: "Господь мой и Бог мой! [ Ин 20, 28.] Я узнал тебя, мой Учитель - и теперь уже навсегда!" Ты скажешь еще: "Я буду хранить в своем сердце Твои уроки, я буду преданно им следовать!"

Несколькими страницами ранее мы становимся участниками следующего эпизода: Иисус отошел, чтобы помолиться, а ученики остались где-то поблизости и наблюдали за Ним. Когда Христос закончил молитву, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих. Он сказал им: когда молитесь, говорите: Отче наш [ Лк 11, 1-2.]...

Обратите внимание, что самое удивительное здесь. Ученики всегда рядом с Иисусом, Он постоянно беседует с ними. И вот во время одной из бесед, объясняя им, как надо молиться, Иисус просто, как бы мимоходом открывает им великую тайну Божественного милосердия: мы - дети Божии. Мы можем проводить время в доверительных беседах с Ним так же, как сын разговаривает со своим отцом.

У некоторых христиан довольно странное представление о благочестивой жизни, проходящей в общении с Богом. Это представление огорчает. Оно схематично, формально. В нем много общих фраз - пустых, сухих, лишенных личностного. Столь велика их безликость, что личное общение с нашим Небесным Отцом делается просто невозможным (подлинная молитва, произнесенная вслух, не может быть анонимной). Когда меня знакомят с этим представлением, я вспоминаю совет Господа: а молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него [ Мф 6, 7-8.]. Один из Отцов Церкви так комментирует эти слова: я полагаю, что Христос учит нас избегать длинных молитв, длинных не по времени изречения, а по бесконечной многоречивости... Сам Господь нам это показывает на примере вдовы, которая силой своих увещеваний побеждает упорство несправедливого судьи. Есть и другой пример о человеке, несвоевременно пришедшем среди ночи к другу. Тот покидает свою постель, побуждаемый скорее настойчивостью пришедшего, чем дружеским расположением к нему (ср. Лк 11;5-8; 18;1-8). Этими двумя примерами Он заповедует нам, чтобы мы просили постоянно, не повторяя бесконечные молитвы, но рассказывая Ему искренне о своих нуждах [ Св. Иоанн Златоуст, In Matthaeum homiliae, 19, 4 (PG 57, 278).].

В любом случае помни: если, начиная свою молитву, ты не можешь сосредоточиться на разговоре с Богом, если твоя душа спит, а в голове нет ни единой мысли, если твои переживания не находят выхода - я советую тебе делать то же, что делаю сам в подобных случаях. Обратись к нашему Отцу и скажи Ему: "Господи, я не умею молиться, мне не приходит в голову ничего такого, что я мог бы сказать Тебе". Будь уверен, что в этот момент ты уже молишься.


146

Благочестие - это сыновнее отношение к Богу

Благочестие, что рождается от Богосыновства - это глубокое действие души, пронизывающее все человеческое существование: оно присутствует в мыслях, во всех желаниях, во всех переживаниях христианина. Замечали ли вы, как дети безотчетно подражают своим родителям, копируют их жесты, привычки?

И в поведении доброго сына Божия заметно это: он какими-то тайными путями получает это чудесное обожение, помогающее внести во все дела сверхъестественный смысл веры. Он любит всех людей так же, как наш Небесный Отец любит их. И, что самое главное, у него появляются новые силы для того, чтобы стремиться к Богу, не покладая рук. Я уверяю вас, что все наши ошибки больше не имеют никакого значения, ибо любящие руки Господа поднимают нас, утверждают на земле.

Наверное, вы обращали внимание, какая заметная разница между падением ребенка и падением взрослого. Для детей падение - ерунда, пустяк, упал и забыл. Они так часто спотыкаются! Если же в глазах мальчишки появляются слезы, то отец говорит ему: "Мужчины не плачут!". Ребенок хочет порадовать своего отца. Он делает усилие - и вот он снова улыбается.

Но что бывает, если взрослый теряет равновесие и падает на пол? Это могло бы рассмешить нас - если бы мы не сострадали упавшему. Ведь падение может привести к тяжким последствиям - например, к неизлечимому перелому костей, если упавший стар. Поэтому в духовной жизни нам всем безопаснее быть "Quasi modo geniti infantes", как новорожденные младенцы - как эти малыши, которые похоже, сделаны из резины. Едва упав, они встают на ноги, ковыляют дальше и, кажется, даже радуются случившемуся. Но бывает, что они, как и мы, нуждаются в сочувствии и поддержке тех, кого они любят, кому они верят.

Если мы станем им подражать, то наши падения, в духовной жизни неизбежные, никогда не смогут огорчить нас. Мы будем чувствовать боль, но не уныние. На наших губах расцветет улыбка - ибо радостно осознавать, что мы являемся детьми этой Любви, этого Величия, этой Бесконечной Мудрости и Милосердия, которые есть Отец наш Небесный. Служа Господу много лет, я научился быть Его маленьким сыном. И вас прошу: будьте "quasi modo geniti infantes", как дети, которые ждут Слова Божия, Хлеба Божия, Пищи Божией, Силы Божией - чтобы жить как настоящие христиане.


147

Станьте совсем детьми! - и чем больше вы будете детьми, тем лучше! Об истинности этих слов свидетельствует опыт священника, который стоит сейчас перед вами. Сколько раз приходилось ему подниматься в течение тридцати шести лет своего священства - таких долгих и таких коротких, - выполняя конкретные требования воли Божией! И вот: одно и то же помогало ему всегда. Умение оставаться ребенком и искать утешения у своей Матери и в Сердце Иисуса, Господа нашего.

Катастрофы, которые по-настоящему разрушают душу (и в некоторых случаях поломки кажутся необратимыми), происходят от заблуждения, коренящегося в тщеславии: ах, как хочется казаться взрослым, самостоятельным, независимым! Человек, погрязший в своем тщеславии, не в силах обратиться к тем, кто может помочь - не только к Богу, к священнику, но и к ближнему своему. Бедняга, оставшись в одиночестве, постепенно сбивается с прямого курса и тонет в болоте заблуждений.

Попросим же Бога прямо сейчас, немедленно запретить воспретить нам чувствовать самодовольство. Пусть возрастает в наших душах тоска по Его поддержке, по Его Слову, по Его Хлебу, по Его Силе. "Rationabile, sine dolo lac concupiscite", возлюбите чистое словесное молоко, воспитайте в себе стремление, страстное желание быть как дети. Духовное младенчество - это единственный путь, на котором наши дела станут великими, божественными. Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное [ Мф 18, 3.].


148

Снова вспоминаю свою молодость: сколько веры! Мне кажется, что я все еще слышу литургическое пение, вдыхаю запах ладана, вижу сотни и сотни сильных мужчин. Каждый из них - с огромной свечой, но с сердцем ребенка, который едва ли осмелился бы поднять глаза на своего отца. И даже огромные свечи скорее символизируют ничтожество, чем могущество несущих их людей. Познай и размысли, как худо и горько то, что ты оставил Господа [ Иер 2, 19.]. Вновь утвердимся в решимости никогда не отдаляться от Бога, никогда не подменять Его своими земными заботами. Твердо решив, каковы будут наши дальнейшие действия, еще сильнее возжаждем Бога - как творения Божии, которые понимают собственное ничтожество и постоянно призывают своего Отца.

Но возвратимся к тому, о чем мы уже говорили. Надо научиться быть как дети, надо научиться быть детьми Бога. И в то же время - передавать другим это умение, которое, несмотря на нашу природную слабость, прививает нам твердую веру [1 Петр 5, 9.], убежденность в том, что избранный нами путь верен, а наши труды - плодотворны. И ошибки, нами допущенные - даже самые неприглядные, - не смогут внести смятение в наши души. Мы не отступим, не повернем назад, не сойдем с дороги Богосыновства, которая ведет в долгожданные объятия нашего Небесного Отца.

Кто из нас не помнит объятий своего отца? Возможно, они были не такими сладостными и мягкими, как объятия матери. Но эти сильные руки прижимали нас к отцовской груди сердечно и надежно. Господь, благодарю Тебя за эти крепкие объятия, за эти сильные руки, за это сердце - такое ласковое и такое строгое. Благодарю Тебя также за те ошибки, которые мною допущены! Нет! Ты их не любишь... но понимаешь и прощаешь.

В этом - мудрость. И Бог желает, чтобы мы проявили ее в общении с Ним. Как в математике: признать себя нулем, стоящим перед цифрой... Но Отец любит нас такими, какие мы есть. Какие мы есть! Я люблю вас такими, какие вы есть - а ведь я всего-навсего маленький человек. Теперь представьте себе, какова любовь Божия, нас ждущая. Только не уклоняйтесь от борьбы, стремитесь к тому, чтобы ваша жизнь протекала в согласии с принципами чистой совести.


149

Жизненные правила

Если вы искренне задумались над тем, каким должно быть и каким является на деле наше благочестие, в каких моментах должны быть улучшены наши личные отношения с Богом, если вы хорошо меня поняли - то без труда откажетесь от искушения видеть в себе великих героев, совершающих невероятные подвиги. Откажетесь - ибо откроете для себя, что Господь радуется, когда мы даем Ему маленькие, но постоянные доказательства нашей любви.

Да будет жизнь твоя построена на определенных четких правилах: несколько минут внутренней молитвы; присутствие на Божественной Литургии (если это возможно - ежедневное); частое причащение; регулярное исполнение Святого Таинства Исповеди - даже если твоя совесть не отягщена смертными грехами; посещение Иисуса, который незримо присутствует в Дарохранительнице; молитва Святого Розария и созерцание ее тайн; исполнение других благочестивых обычаев, которые ты уже знаешь, или можешь усвоить.

Эти правила не должны превратиться в застывшие догмы или вещь-в-себе. Они лишь указывают нам путь, исходя из наших жизненных обстоятельств, ибо мы - христиане в миру, живущие активной профессиональной жизнью, имеющие обязанности и социальные отношения, пренебрегать которыми мы не в праве, ибо в них продолжается наша встреча с Богом. Эти правила - как резиновая перчатка, которая легко приспосабливается к любой руке.

Не пытайся сделать очень многое. Постарайся ограничить себя только теми занятиями, которые ты в состоянии выполнять каждый день - с желанием, или неохотно. Эти упражнения почти неосознанно приведут тебя к созерцательной молитве. В твоей душе расцветут еще большие дела любви - спонтанные молитвы, проявления раскаяния и благодарения, духовные причащения. И все это - среди твоих повседневных дел, в то время, когда ты снимаешь телефонную трубку, садишься в машину, автобус или метро, открываешь и закрываешь дверь, проходишь мимо церкви, начинаешь новое дело, выполняешь и заканчиваешь его. Все это - время для общения с твоим Небесным Отцом.


150

В Богосыновстве мы обретаем мир и покой. Бог - это Отец, полный нежности и бесконечной любви. Взывай к Отцу много раз на дню и, уединившись в сердце своем, говори Ему, что ты Его любишь, ждешь, что чувствуешь гордость и силу оттого, что ты - Его сын. Составь план духовной жизни, который ты мог бы осуществить, и который позволит тебе обрести навыки и чувства доброго сына Божия. Твои нормы благочестия - пусть их не будет много, но пусть они будут постоянны. Это очень важно.

Но хочу предостеречь тебя от рутины - настоящей могилы благочестия, которая часто скрывается под маской стремления выполнить и перевыполнить героические планы, забросив не менее важные повседневные обязанности. Если ты почувствуешь в себе эти наклонности - предстань с искренним раскаянием перед Господом. Подумай: ты устал бороться с одними и теми же недостатками - не потому ли, что не искал Бога? Посмотри: твое трудолюбие поколеблено - не потому ли, что в тебе не осталось уже ни великодушия, ни стремления к самопожертвованию? Твои нормы благочестия, твои маленькие жертвы, твое апостольское служение, не приносящее скорых плодов - все кажется тебе напрасным и пагубным, ибо ты поддался искушению рутиной. Душа опустела - и вот теперь мы пытаемся мечтами о невероятных свершениях заглушить голос нашего Небесного Отца, призывающего к безусловной преданности. Эта фантасмагория великих деяний, поселившаяся в наших душах, заставляет нас забыть о подлинной реальности - о том пути, который напрямую ведет нас к святости. Это несомненный знак того, что нами потерян наш сверхъестественный ориентир, наша уверенность в том, что мы - дети Бога, готового совершить чудеса в наших душах, если мы со смирением начнем все снова.


151

Красные колышки

С детства я помню о знаках, которые в горах моей родины располагались по обочинам дороги. Эти высокие колья, выкрашенные красной краской, всегда притягивали мое внимание. Мне объяснили, что зимой, когда снег заметает тропинки и овраги, поля и пастбища, леса и горы, эти колья, хорошо заметные на белом, служат надежным ориентиром. Они указывают направление дороги - чтобы никто ее не потерял.

Нечто похожее происходит и в духовной жизни. В ней есть весна, есть лето - но бывают и зимы с пасмурными днями и тоскливыми безлунными ночами. Но вот общение с Иисусом не должно зависеть от нашего настроения, от расположения духа - это было бы явным признаком эгоизма, несовместного с любовью.

Упражнения в благочестии, строгие (никакой сентименталности!), хорошо усвоенные и исходящие из обстоятельств жизни и свойств каждого, будут, словно эти окрашенные в красный цвет колышки, указывать нам путь в дни снегопада и метели - до тех пор, пока Господь не решит, что должно снова выглянуть солнце, под лучами которого тает снег. И сердце забьется вновь, согретое огнем, который на самом деле не гас в глубине. Он был как тлеющий уголек, скрытый под пеплом временных испытаний. Или, может быть, недостаточных усилий. Или скудного самопожертвования.


152

Не утаю от вас, что довольно часто люди приходят ко мне, чтобы сказать с раскаянием и болью: "Отец, я не понимаю, что со мной происходит, но я чувствую себя усталым и холодным. Мое благочестие, прежде такое твердое и кроткое, кажется мне теперь комедией...". Попавшим в такую ситуацию (а также и всем вам) я отвечаю: "Комедия? Ничего страшного! Это Господь играет с вами, как отец со своими детьми".

В Священном Писании сказано: "ludens in orbe terrarum", играя на земном кругу Его [ Притч 8, 31 (перевод с Вульгаты).]... Но Бог нас не оставляет, ибо дальше мы читаем: "deliciae meae esse cum filiis hominum", ...и радость моя была с сынами человеческими [ Там же.]. Господь с нами играет! И если нам приходит в голову, что мы участвуем в комедии - ибо ощущаем лишь равнодушие и холод, но совершенно утратили стремление к тем духовным целям, которые стоят перед нами, - значит пришло время вспомнить, что Бог играет с нами и надеется, что мы сумеем мастерски сыграть нашу роль.

Должен сказать вам, что иногда я получал благодать Божию в изобилии - и все-таки, несмотря на это, я обычно вынужден совершать над собой насилие, выполняя Его волю. Я следую своим правилам не потому, что мне это нравится, но потому, что я должен им следовать - из Любви. "Но можно ли играть комедию с Богом? Не будет ли это лицемерием?". Успокойся. Просто пришел твой час играть в человеческой комедии для Божественного Зрителя. Доведи ее до конца - чтобы Отец и Сын и Дух Святой могли ее увидеть. Сыграй ее из любви к Богу, чтобы Его порадовать - чего бы это тебе ни стоило.

Как хорошо быть скоморохом Господа! Как прекрасно играть эту комедию из Любви, с самопожертвованием, без всякой выгоды для себя - лишь для того, чтобы порадовать нашего Небесного Отца, Который играет с нами! Обратись лицом к Господу и открой Ему, что не имеешь ни малейшего желания заниматься этим, но делаешь это только для Него. И возьмись за дело серьезно - даже если ты думаешь, что это всего лишь комедия. Благословенная комедия! Уверяю тебя, что лицемерия тут нет и в помине - ибо лицемеры нуждаются в публике наивной и недалекой. Но у нашей комедии - совсем другие зрители (позволю себе повториться): Отец и Сын и Дух Святой, Дева Мария, Святой Иосиф, а также все Ангелы и Святые на Небесах. В духовной жизни нет другого спектакля - только этот: Христос, проходит "quasi in occulto", не явно, а как бы тайно [ См. Ин 7, 10.].


153

"Iubilate Deo. Exultate Deo adiutori nostro", радостно пойте Богу, твердыне нашей [ Пс 81 (80), 2 (antifona ad introitum).]. Господи! Не понимающий этого ничего не смыслит ни в любви, ни в лишениях, ни в грехах! Я всего лишь ничтожный человек - но все же я кое-что знаю о грехах, о лишениях, о любви. Знаете ли вы, что это значит - подняться до сердца Божия? Способны ли вы осознать, что человек реально предстает перед Господом, открывает Ему свое сердце, жалуется Ему? Я, например, жалуюсь, когда Он призывает к Себе молодых людей, которые могли бы еще долго служить Ему и любить Его на земле. Потому что я этого не понимаю. Но это - доверительные жалобы - ибо совершенно очевидно, что, освободившись от Божиих рук, я не смогу удержаться на ногах. И поскольку я подчиняюсь Замыслу Божию, то спешу торжественно добавить: "Да свершится, да осуществится, да будет восхваляема и вечно прославляема справедливейшая и превыше всего любимая Воля Божия! Аминь. Аминь".

Евангелие учит нас невинному и святому лукавству детей, в котором скрыт источник действенности нашего апостольского служения. Этот источник питает нашу любовь и мир сынов Божиих. Это - путь, по которому мы можем принести счастье и покой другим людям. На этом пути мы освящаем нашу работу, находим в ней сокровенную радость дел Божиих, и пребываем в Его любви. Мы будем вести себя со святым бесстыдством детей и откажемся от стыдливости - лицемерия взрослых, которые стыдятся вернуться к своему Отцу, пережив неудачу падения.

Я заканчиваю словами приветствия Иисуса, которые прозвучали сегодня в Евангельском чтении: "Pax vobis", мир вам!... Ученики обрадовались, увидевши Господа [ Ин 20, 19-20.] - Господа, Который всегда с нами на пути к нашему Отцу.


Предыдущий Следующий