Josemaría Escrivá Obras
73

Праздник, который мы отмечаем сегодня, - это (как и все христианские праздники) прежде всего праздник мира. Пальмовые ветви напоминают нам о том моменте из Книги Бытия, когда Ной помедлил еще семь дней других; и опять выпустил голубя из ковчега. Голубь возвратился к нему в вечернее время; и вот, свежий масличный лист во рту у него: и Ной узнал, что вода сошла с земли [ Еф 2, 14]. Сегодня мы вспоминаем установление и утверждение во Христе союза между Богом и Его народом, ибо Он есть мир наш [ Антифон процесии раздачи пальмовых ветвей]. В духе чудесного единства старого с новым, которое характерно для Литургии нашей святой Католической Церкви, мы повторяем сегодня эти слова глубокой радости: Дети иудеевы, неся пальмовые ветви, вышли навстречу Господу и восклицали: “Слава в вышних!” [ Лк 19, 36-38]

Это восклицание, обращенное к Иисусу, соединяется в нашей душе с другим - с тем, которым небеса приветствовали Его Рождество в Вифлееме. Когда Он ехал, - пишет святой Лука, - постилали одежды свои по дороге. А когда Он приблизился к спуску с горы Елеонской, все множество учеников начало в радости велегласно славить Бога за все чудеса, какие видели они, говоря: Благословен Царь, грядущий во имя Господне! мир на небесах и слава в вышних! [ Бл. Августин, In Ioannis Evangelium tractatus, 51, 2 (PL 35, 1764).]

И на земле мир...

Мир на небесах, “Pax in coelo...” А на земле? Почему на земле нет мира? То, что есть, - только видимость, хрупкие обязательства, равновесие страха. Но мира нет. Нет его и в Церкви. Множество разногласий раздирают белый хитон Невесты Христовой. Нет мира во многих сердцах, что втуне тщатся загасить душевное беспокойство, непрестанно суетясь и стремясь получить мелкое удовольствие от обладания земными благами; но оно не утоляет жажду, ибо всегда оставляет привкус печали.

Пальмовые ветви означают победу, - пишет бл. Августин. - Господь готовится к триумфу, умирая на Кресте. Под знаком Креста Он идет к победе над Дьяволом, князем смерти [ Ин 14, 6]. Христос - наш мир, ибо Он победил. И победил потому, что боролся со злобой в сердцах человеческих.

Христос, Который есть наш мир, является также и нашим путем [ Мф 15, 19]. Если мы хотим быть в мире, то должны за Ним последовать. Мир - следствие войны, борьбы аскетической, борьбы внутренней, которую каждый христианин должен вести в своей жизни против всего, что не идет от Бога: против гордыни и чувственности, эгоизма, легкомыслия и скудости сердца. Бесполезно громко требовать внешнего покоя, если нет покоя в совести, в глубине души, ибо из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления. [1 Кор 9, 26-27]


74

Борьба как обязательство любви и справедливости

Но не стал ли язык этот бренным? Не мы ли сами его изменили, приспосабливая к своей личной слабости, которую привыкли прятать под покровом различных псевдонаучных терминов? Не утвержден ли нами некий молчаливый уговор считать истинным благом деньги, на которые можно все купить, или власть над людьми, или хитрость, посредством которой можно занять и удержать высокий пост, или мудрость человеческую, которая считает себя взрослой и уже превзошедшей все священное?

Я не пессимист и никогда пессимистом не был, ибо знаю через веру, что Христос победил окончательно и дал нам в залог победы заповедь, которая является и обязательством - обязательством бороться. Мы, христиане, добровольно принимаем на себя это обязательство любви в ответ на призыв благодати Божией. Это дает нам твердость в борьбе, ибо мы знаем, что так же слабы, как и другие люди, но если воистину постараемся, то станем утешением Господа - солью земли, светом жизни и закваской мира.

Пылкое желание упорствовать в Любви - это общая обязанность христиан и долг справедливости. Оно проявляется в постоянной борьбе. Предание Церкви называет христиан “milites Christi”, воинами Христа, которые поддерживают других, постоянно борясь с дурными наклонностями в себе. Бывает, что духовное зрение отсутствует, и господствует в умах неверие - это мешает нам видеть, что жизнь на земле - это битва. Нам лукаво внушают, что, называя себя воинами Христа, мы рискуем превратить веру в инструмент насилия для достижения временных, преходящих целей. Это досадное упрощение, внушенное трусостью и любовью к комфорту.

Нет ничего более далекого от христианской веры, чем фанатизм, который проявляется во всевозможных союзах светского с духовным. Эта опасность исчезает, если мы понимаем борьбу в духе учения Христова: как преодоление себя самого, своего эгоизма - чтобы больше любить Бога и служить всем людям. Отказаться от такого понимания - значит объявить себя побежденным до начала битвы, уничтоженным, утратившим веру, с падшей душой, заблудившейся в мелких удовольствиях.

Для христиан духовная брань под взглядом Господа и братьев по вере - необходимость и прямое следствие их звания. Поэтому тот, кто не борется, изменяет Иисусу Христу и Его мистическому Телу, Которое есть Церковь.


75

Постоянство борьбы

Борьба христианина постоянна, ибо внутренняя жизнь состоит в том, чтобы начинать все снова и снова, не позволяя гордыне утвердить нас в нашем совершенстве. На нашем пути много трудностей - это неизбежно. Не встречая препятствий, мы были бы не тварями из крови и плоти, а ангелами. Нас неизменно будут отягощать страсти, влекущие нас вниз.

Ощущая в теле и душе язвящее жало гордыни, чувственности, зависти, лени и желания властвовать над другими, мы не должны удивляться. Это очень древнее зло, с которым мы сами знакомы не понаслышке. Исходный пункт и обрамление нашей борьбы, нашего триумфа, нашего бега к дому Отца. Об этом говорит апостол Павел: И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух; но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным. [2 Тим 2, 3]

Чтобы начать и продолжить эту борьбу, христианин не должен ждать каких-то внешних знаков или благоприятного внутреннего настроя. Ибо внутренняя жизнь - не дело наших чувств, а дело благодати Божией и человеческой воли. Одним словом, дело любви. Ученики не побоялись следовать за Христом в день Его триумфа в Иерусалиме, но почти все оставили Его во время казни.

Чтобы любить воистину - необходимы сила, преданность и сердце, пронизанное верой, надеждой и любовью. Лишь пустое легкомыслие, следуя капризам, меняет предметы своих любовей, которые по справедливости следует назвать иначе - эгоистическими удовольствиями. Где есть любовь, там есть и постоянство, самоотдача, готовность к жертве. В этой готовности, в этой самоотдаче мы встречаем не только противодействие и крест, но также счастье и радость, которых никто у нас не отнимет.

В этом турнире любви наши падения, даже очень тяжелые, не должны огорчать нас, если мы приближаемся к Богу в Таинстве покаяния с сокрушенным сердцем и желанием исправить свою жизнь. Христианин не маньяк, не допускающий ни малейшего пятна на своем послужном списке. Иисус Христос, наш Господь, был растроган не только невинностью и верностью апостола Иоанна, но также и покаянием Петра после его падения. Иисус знает наши слабости и привлекает нас к Себе, прося упорствовать в наших усилиях день за днем, чтобы подняться еще немножко. Он ищет нас так же, как искал учеников на дороге в Эммаус, - приближаясь к ним, идя им навстречу. Как искал Фому, чтобы тот вложил персты свои в открытые раны на Его руках и в ребра Его. Он знает наши слабости и живет в постоянной надежде на то, что мы к Нему обратимся.


76

Внутренняя борьба

Итак, переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа [2 Кор 10, 3-5], - говорит нам апостол Павел. Жизнь христианина - это служение, это война. Замечательная мирная война, не имеющая ничего общего с войнами между людьми, в основе которых - разделение и ненависть. Война детей Божиих с их собственным эгоизмом основана на единстве и любви. Ибо мы, ходя во плоти, не по плоти воинствуем. Оружия воинствования нашего не плотские, но сильные Богом на разрушение твердынь: ими ниспровергаем замыслы и всякое превозношение, восстающее против познания Божия [ Лк 16, 10]. Это непрерывные стычки с гордыней, склонностью ко злу и самодовольством в наших суждениях.

В это Вербное Воскресенье в жизни нашего Господа начинается неделя, решающая для нашего спасения. Оставим поверхностные рассуждения и перейдем к главному - к тому, что действительно важно. Смотрите же: цель всех наших усилий - попасть в рай. Иначе мы зря стараемся. Чтобы попасть в рай, необходимо быть верным учению Христову. А для этого нужны твердость и упорство в борьбе с препятствиями, встающими на нашем пути к вечному блаженству.

Я знаю, что разговор о борьбе напоминает нам о нашей слабости, и что мы предчувствуем ошибки и падения. Но Бог с ними считается. Идущие поднимают пыль - это неизбежно. Мы твари - и значит полны недостатков. Я бы даже сказал, что мы должны иметь недостатки - эти тени, которые по контрасту выявляют благодать Божию в нашей душе и нашу готовность ответить на любовь Божию. Это - смешение света и тьмы, которое делает нас смиренными, великодушными и всепонимающими.

Не будем себя обманывать. В нашей жизни есть не только блеск побед, но и падения, и горечь поражений. Странствие христиан по земле всегда было таким - в том числе и странствие святых. Вспомним Петра, Августина, Франциска. Мне никогда не нравились жизнеописания святых, в которых по наивности или из невежества воспеваются успехи этих подвижников - так, будто они были укреплены благодатью уже в утробе матери. Нет, истинные биографии христианских героев похожи на наши жизни: они боролись и побеждали, они боролись и проигрывали. И, покаявшись, возвращались в бой.

Мы не должны удивляться тому, что довольно часто оказываемся побежденными: это происходит обычно, если не всегда, в неважных делах. А мы расстраиваемся, принимая их за важные. Если есть любовь Божия, смирение, упорство и твердость в борьбе, то эти неудачи не будут иметь значения. Ибо потом придет победа, которая станет славой пред Ликом Божиим. Не бывает поражений, если мы действуем с чистыми намерениями, желаем исполнять волю Божию и помним всегда как о Его благодати, так и о нашем ничтожестве.


77

Но за нами следит очень сильный враг, который противится нашему желанию воплотить в своей жизни учение Христово. Это гордыня, которая мешает нам открыть за поражениями и провалами благотворную и милосердную руку Господа. Тогда душа помрачается печалью и думает, что она пропала. Наше воображение измышляет препятствия, которых нет, которые исчезают, если вооружиться хоть капелькой смирения. Иногда гордыня и фантазия причиняют душе серьезные мучения. Но в этом нет Христа. Ибо там, где Он, царят радость и мир - даже если душа страдает, даже если ее окружает тьма.

Другой лукавый враг нашего освящения - мысль, что мы ведем внутреннюю борьбу с чем-то чрезвычайным, с драконами, пышущими огнем. Это тоже проявление гордыни. Мы готовы бороться, но только торжественно, под фанфары и звон литавр.

Мы должны помнить всегда, что злейший враг скалы - это не кирка, не лопата или какое-либо другое орудие, каким бы мощным оно ни казалось, но вода, которая капля за каплей проникает во все трещины и в конце концов разрушает основание. Самая большая опасность для христианина - пренебречь маловажными столкновениями, отказаться от борьбы в мелочах, которые постепенно подтачивают душу и превращают ее в руины, делают равнодушной, разбитой и нечувствительной к призывам Божиим.

Послушаем Господа, Который говорит нам: Верный в малом и во многом верен; а неверный в малом неверен и во многом [ Катехизис Тридентского Собора, II, c. I, 3.]. Он как бы напоминает нам: “Боритесь! Всегда и в таких мелочах, которые могут показаться совсем не важными, но для Меня очень важны. Исполняй свой долг пунктуально; улыбайся тому, кто нуждается в улыбке, даже если сам ты при этом страдаешь; не торгуясь, отдавай молитве столько времени, сколько нужно; помоги тому, кто ждет твоей помощи; будь справедлив и превозноси справедливость любовью”.

Давайте же слышать в глубине души эти и многие другие молчаливые призывы продолжать упражняться в духовной брани с собой. Пусть свет Божий осветит нас, чтобы мы восприняли его внушения. Пусть Он поможет нам в борьбе и будет рядом с нами в победе. Пусть Он не оставит нас в падении - чтобы мы смогли подняться и продолжать бой.

Мы не вправе останавливаться. Господь просит нас вести борьбу на всех уровнях, на самых дальних рубежах своей души. Мы должны превзойти самих себя, ибо главный приз на этом поприще - обретение небесной славы. А если не удастся - значит, мы зря старались.


78

Таинства благодати Божией

Кто хочет бороться воистину, тот применяет все средства. А средства эти не изменились на протяжении двадцати столетий: молитва, самоотречение, принятие Таинств. И поскольку самоотречение - тоже молитва, молитва плоти, то мы можем ограничиться двумя словами: молитва и Таинства.

Мне бы хотелось поговорить о таинствах. Они для нас - источник благодати Божией и чудесное проявление Его милосердия. Будем медленно размышлять над определением Таинств, данным в Катехизисе Тридентского Собора: Некоторые ощутимые и производящие благодать знаки в то время, когда они представляют ее и ставят пред нашими глазами [ Иез 33, 11]. Наш Господь Бог бесконечен, Его любовь неистощима, Его милосердие безгранично. Он дарует нам Свою благодать бесконечно разными путями. И все же Он свободно и точно установил эти семь конкретных и действенных знаков - чтобы наше соучастие в заслугах Искупления стало постоянным, простым и всем доступным.

Если мы оставим Таинства - христианская жизнь исчезнет. Но некоторые, особенно в наше время, кажется, забывают об этом спасительном течении благодати Христовой, или даже пренебрегают им. Больно упоминать об этой ране нашего якобы христианского общества. Но это необходимо, чтобы в наших душах утвердилось желание припасть к источникам освящения и обoжения с еще большей благодарностью и любовью.

Без малейших угрызений совести откладываются крещения новорожденных младенцев. Это тяжкое посягательство на любовь и справедливость, ибо мы лишаем детей неоценимого сокровища - благодати веры, водворения Пресвятой Троицы в душе, которая приходит в мир запятнанной первородным грехом. Искажают Таинство миропомазания, в котором Предание всегда видело укрепление духовной жизни тихим и плодотворным излиянием Святого Духа - чтобы душа, сверхъестественно укрепленная, могла бороться как “miles Christi”, воин Христов, во внутренней брани против эгоизма и похоти.

Тому, кто утратил чувство божественного, трудно понять Таинство покаяния. Тaинственная исповедь - не диалог людей, но беседа с Богом, суд справедливости, верный и праведный. И прежде всего - суд милосердия, на котором председательствует вселюбящий Судия, не желающий смерти грешника, но чтобы грешник обратился от пути своего и жив был. [ См. Еф 5, 32]

Милость нашего Бога воистину безгранична. Посмотрите, как Он заботится о детях Своих. Он сделал брак священным союзом, образом единения Христа и Его Церкви [ См. Тридентский Собор, Сессия XXIII, c. 14. Concilium Vaticanum II, Decr. Presbyterorum ordinis, n. 2.], великим Таинством, созидающим христианскую семью, которая, с благодатью Божией, должна стать школой святости, оплотом мира и согласия. Родители - сотрудники Бога. Поэтому дети должны почитать своих родителей. Как я уже писал однажды, четвертую заповедь можно назвать сладчайшим заветом Декалога. Если супруги стремятся к святости в браке, как того хочет Бог, то семейный очаг станет убежищем мира, светлым и радостным.


79

Господь, наш Отец, установил Таинство священства, чтобы в душах иереев через новое несказанное излияние Святого Духа оттиснулась неизгладимая печать, делающая их подобными Христу-Священнику и способными действовать от имени Главы Мистического Тела [ См. II Ватиканский Собор, Конституция Lumen Gentium, 10.]. Через служебно-иерархическое священство (которое отличается от общего священства верных по существу, а не только по степени [ Евр 5, 1]) священнослужители могут пресуществлять хлеб и вино в Тело и Кровь Христовы, приносить Богу Святую Жертву, прощать грехи на исповеди, учить народ “in iis quae sunt ad Deum”, всему, что относится к Богу [ Пс 43 (42), 2], - и только этому.

Вот почему священник должен быть исключительно человеком Божьим и отвергать желание преуспеть в тех областях, в которых он не нужен христианам. Священник - не психолог, не социолог, не антрополог. Он - другой Христос, Сам Христос. Его предназначение - поддерживать души братьев. Печально, если священник решит, что его познания в светских науках (которые он, занятый пастырскими обязанностями, сможет усвоить лишь на уровне дилетанта) дают ему право говорить безошибочно о предметах догматического и морального богословия. Таким образом он докажет лишь свое двойное невежество - как в светских науках, так и в богословии. Разве что некоторые наивные читатели и слушатели будут сбиты с толку его внешностью ученого мужа.

Общеизвестно: некоторые представители Церкви, кажется, готовы изменить Христу и создать новую Церковь, подменяя одну за другой Ее вечные сверхъестественные основы и цели (спасение человеческих душ) основами и целями преходящими. Отказавшись от борьбы с этим искушением, они прекратят свое священнослужение, утратят доверие и уважение народа и учинят ужасные разрушения внутри Церкви, неправедно вмешиваясь в политическую свободу христиан и других людей и таким образом (они люди опасные!) сея смуту в общественной жизни. Священство есть Таинство духовного служения братьям по вере. Кажется, некоторые хотят превратить его в земное орудие нового деспотизма.


80

Но продолжим наши размышления о чудесной реальности Таинств. Соборование - это нежная подготовка к путешествию, которое закончится в Доме Отчем. Наконец, в Евхаристии, которую можно назвать Таинством щедрости Божией, Господь не только дарует нам Свою благодать, но и отдает Себя Самого. Иисус Христос реально присутствует в Святых Дарах Своим Телом и Кровью, Душою и Божеством - не только во время Литургии, но и после Ее совершения.

Я часто думаю об ответственности, которую принимают на себя священники, давая всем христианам пить из божественного источника, каким являются Таинства. Благодать Божия укрепляет и спасает любую душу. Любая тварь нуждается в личной и конкретной помощи. Нельзя обращаться ко всем душам в массе! Нельзя оскорблять достоинство детей Божиих, отказываясь заботиться лично о каждом со смиренным осознанием себя инструментом Любви Христовой. Ведь каждая душа - чудесное сокровище, каждый человек бесценен, ибо выкуплен ценою пролитой Крови Христовой.

Раньше мы говорили о борьбе. Но борьба требует тренировки, специального питания и быстрой медицинской помощи в случае болезни, травмы или ранения. Таинства - главная терапия Церкви. Кто их оставит, тот уже не сможет следовать за Христом. Мы нуждаемся в них, как в дыхании, кровообращении, свете, чтобы понять в любой момент, чего ожидает от нас Бог.

Христианская аскетика требует силы. Эту силу мы обретаем в Творце. Мы тьма, а Он - сияние светлейшее. Мы болезнь, а Он - здоровье неколебимое. Мы нищета, а Он - богатство неистощимое. Мы слабость, а Он - опора наша в слабости, “quia tu es, Deus, fortitudo mea”, ибо Ты Бог крепости моей [ Иез 34, 2-4]. Ничто на земле не может противиться страстному желанию Христа пролить Свою искупительную кровь. Но наше человеческое убожество может затуманить нам взор - вплоть до того, что мы будем уже не в силах различить божественное величие. Поэтому все христиане, и особенно те, кто обязан духовно руководить народом Божиим (то есть служить ему), не имеют право поражать источники благодати Божией и стыдиться Креста Христова.


81

Ответственность пастырей

Постоянная забота о верности учению Христову - обязанность всех христиан. Если пастыри не стараются обрести чуткую совесть и уважение к догматическому и моральному богословию, составляющему сокровищницу веры и общее достояние, то становятся явью пророческие слова Иезекииля: Сын человеческий! изреки пророчество на пастырей Израилевых, изреки пророчество и скажи им, пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри? Вы ели тук, и волною одевались, откормленных овец заколали, а стада не пасли. Слабых не укрепляли, и больной овцы не врачевали, и пораненной не перевязывали, и угнанной не возвращали, и потерянной не искали, а правили ими с насилием и жестокостью [ Откр 3, 1-3].

Эти упреки тяжелы - но еще тяжелее оскорбление, нанесенное Богу теми, кто поставлен заботиться о духовном благе всех людей, но оставляет их в небрежении: без чистой воды Крещения, которое возрождает душу, без елея Миропомазания, который ее укрепляет, без суда, который дает прощение, без пищи, дающей жизнь.

Когда же такое случается? Когда мы оставляем ту мирную борьбу, о которой я говорил вам раньше. Кто не борется, тот лишается духовного зрения и становится рабом жадности, чувственности, властолюбия и тщеславия.

Если иногда, когда Бог позволяет это испытание, вы сталкиваетесь с недостойными пастырями, - не соблазнитесь. Христос обещал Церкви Свою безошибочную и безотказную поддержку, но не гарантировал верности всех людей, составляющих Церковь. Благодать Божия пребудет с ними, если они делают то малое, к чему призваны: внимательно и упорно устраняют препятствия на пути к святости. Без борьбы даже тот, кто кажется поставленным очень высоко, может оказаться очень низко пред Ликом Божиим: Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй, и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, чт— ты принял и слышал, и храни и покайся [ Антифон процесии раздачи пальмовых ветвей].

Этот призыв апостола Иоанна, обращенный к пастырям Сардийской церкви, прозвучал еще в И веке. А это значит, что снижение чувства ответственности у пастырей - явление отнюдь не новое. Это случалось и в апостольские времена - в том же веке, когда наш Господь жил на земле. Никто не может спастись в одиночку. Мы все нуждаемся в конкретных средствах, которые нас укрепляют: в смирении, благодаря которому мы принимаем чужую помощь и советы; в умерщвлении плоти, которое укрощает наше сердце, чтобы в нем царствовал Христос; в изучении истинной и неизменной Доктрины, которая помогает нам сохранять и проповедовать веру.


82

Сегодня и вчера

В Литургии Вербного Воскресенья христиане поют: Отверзитесь, двери вечные, ибо грядет Царь Славы [ Мф 11, 12]. Кто замкнулся в цитадели своего эгоизма, тот не выйдет на поле брани. Но, отворив двери своей крепости, он примет Царя Небесного и вместе с Ним пойдет на битву против ничтожества, что застит наши взоры и делает совесть нечувствительной.

Отверзитесь, двери вечные. Этот призыв к борьбе не является чем-то новым в христианстве. Это вечная истина: без борьбы нет победы, без победы нет мира. А без мира человеческая радость поверхностна и бесплодна. Она не ведет к помощи ближнему, к милосердию, справедливости и прощению, к служению Богу.

Сейчас как вверху, так и внизу иерархии, как в Церкви, так и вне ее многие отказались от борьбы - этой личной войны против личных слабостей, - чтобы предать себя полностью в те узы, которые развращают душу. Эта опасность угрожала и всегда угрожает всем христианам.

Поэтому будем настойчивы в наших мольбах о милости, обращенных к Пресвятой Троице. Говоря об этом, я со страхом думаю о Суде Божием. И взываю к Его милосердию, прося воззреть не на наши грехи, но на заслуги Христа и Его Пресвятой Матери, Которая является и нашей Матерью, на заслуги Патриарха Иосифа, бывшего Ему отцом, а также на заслуги всех святых.

Христианин может жить с уверенностью, что если он примет бой, то Бог будет держать его за правую руку, как мы читали на сегодняшней Литургии. Иисус, входящий в Иерусалим на бедном ослике, есть Царь Мира. Он говорит нам, что Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его [ Иез 34, 15-16; 27]. Эта сила - не насилие над ближним, но только средство преодоления нашего ничтожества, наших слабостей. Это жажда истины, не позволяющая нам скрывать нашу личную неверность. Это храбрость, с которой мы исповедуем веру даже там, где ей противятся.

Сегодня, как и всегда, Господь ждет героизма от христиан. Если надо, то и в больших сражениях, но, как правило - в мелких повседневных стычках. Если мы боремся постоянно и с любовью, то Господь будет всегда рядом с нами, Его детьми, как вселюбящий Пастырь: Я буду пасти овец Моих, и Я буду покоить их, говорит Господь Бог. Потерявшуюся отыщу, и угнанную возвращу, и пораненную перевяжу, и больную укреплю... и будут они безопасны на земле своей, и узнают, что Я Господь, когда сокрушу связи ярма их и освобожу их из руки поработителей их. [ Ин 13, 1]


Предыдущий Следующий