Josemaría Escrivá Obras
123

Пшеница и плевелы

Я изложил вам не свою идею, а учение Христа об идеальном пути христианина. Этот путь высок, привлекателен и чудесен. Но, быть может, кто-то спросит себя: Возможна ли такая жизнь в современном обществе?

Господь призвал нас во времена, когда все говорят о мире, но мира нет: ни в душах, ни в обществе, ни между народами. Говорят постоянно о равенстве и демократии, но повсюду процветают касты - закрытые, непроницаемые. Он призвал нас в момент, когда проповедуют понимание - но понимание блистательно отсутствует даже среди людей, которые действуют искренне и хотят упражняться в добродетелях милосердия. Не забывайте этого: милосердие - не столько в подаянии, сколько в понимании.

Мы живем в эпоху, когда фанатики и люди нетерпеливые, неспособные вникнуть в чужие мотивы, обороняются, обвиняя в агрессии тех, кто от них страдает.

Мы, наконец, призваны в эпоху, когда все говорят о единстве - и в то же время достигает высшей точки разъединение между самими католиками, не говоря уж о человечестве в целом.

Я никогда не говорю о политике, ибо это не мое призвание. Чтобы описать положение в современном мире, мне, священнику, достаточно вспомнить о притче Господней: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем; когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел [ Мф 13, 28]. Ясно, что поле плодородно, а семя доброе. Ясно также, что Хозяин поля бросил семя в землю искусно и в подходящее время. К тому же, он поставил стражу для охраны новых посевов. И если появляются плевелы - значит, нет ответной любви, ибо люди (и в частности христиане) заснули и позволили врагу приблизиться.

И когда нерадивые слуги спрашивают Хозяина, откуда появились плевелы, то ответ очевиден: “inimicus homo hoc fecit”, враг человек сделал это [1 Кор 9, 22 (пер. с Вульгаты)]. Враг! Мы, христиане, которые должны были бы бодрствовать, чтобы все доброе, поставленное Творцом в этом мире, развивалось в служении истине и добру - мы заснули. Прискорбная леность душ в то время, как враг и его служители продолжали действовать без устали. А теперь посмотрите, как выросли плевелы! И какой повсюду обильный посев!

У меня нет призвания пророка-горевестника: не хочу, чтобы из моих слов перед вами выросла грустная и безнадежная панорама. Я не стану клясть время, в которое мы живем по провидению Божию. Мы любим нашу эпоху, ибо она ставит нам пределы, словно рамку нашей жизни, в которых мы должны достичь личной святости. Мы не впадаем в наивную и бесплодную ностальгию, ибо знаем, что на самом деле мир никогда не был лучше. С самого начала, от колыбели Церкви, когда еще звучала проповедь первых двенадцати, начались ереси и жесткие гонения, распространилась ложь и воспылала ненависть.

Тем не менее, не приходится отрицать, что зла стало больше. В этом поле Божием и наследстве Христовом, которое есть земля, взошли плевелы. Взошли очень обильно! Не позволяйте обманывать себя мифом о постоянном и необратимом прогрессе. Упорядоченный, разумный прогресс хорош и угоден Богу. Но тот, о котором столько крика - это ложный прогресс, ослепляющий многих, ибо часто мы не замечаем, что человечество в некоторых областях отступает и теряет то, что было завоевано раньше.

Повторяю: мы, получившие этот мир в наследство от Господа, должы хранить свой ум и сердце бодрствующими. Должны быть реалистами, свободными от пораженческих настроений. Только окаменелая совесть, только безчувственность, вскормленная рутиной, только фривольная рассеянность могут, глядя на мир, не видеть зла, оскорблений, нанесенных Богу, и вреда, нанесенного душам, иногда непоправимого. Нам следует быть оптимистами, но наш оптимизм должен рождаться от веры в могущество Божие, - ведь Бог не проигрывает сражений! - а не от глупого человеческого самодовольства.

Предыдущий Смотреть главу Следующий