Josemaría Escrivá Obras
124

Посев мира и радости

Что делать? Я сказал вам, что не буду касаться социальных и политических кризисов, культурных болезней или развалов. Я говорю о зле в свете христианской веры - как об оскорблении, нанесенном Богу. Христианское апостольство - не политическая программа, не культурный выбор, но потребность души распространять добро, сеять мир и радость, заражать всех вокруг жаждой любви. Несомненно, что из апостольского служения происходят духовные плоды для всех: больше справедливости, больше понимания, больше уважения между людьми.

Вокруг нас множество душ - и мы не имеем права быть препятствием на их пути к вечному блаженству. Мы обязаны быть истинными христианами и достигать святости, не обманывая Бога и людей, ждущих от нас поучения и примера.

Основой нашего апостольского служения должно быть желание понять других. Повторю еще раз: милосердие - не столько в подаянии, сколько в понимании. Не стану от вас утаивать, что я узнал на собственном опыте, как это тяжко - быть непонятым. Я всегда стремился к ясности, но некоторые люди упорно не желали меня понять. Ну что ж, для меня это еще один повод стараться понимать других, стараться понимать всех. Но все же вовсе не пафос, вызванный обстоятельствами, должен побуждать нас к расширению наших сердец до вселенских, католических пределов. Дух понимания - это знак христианской любви доброго сына Божия. Ибо Господь хочет, чтобы мы прошли по всем честным путям земли, распространяя не семя плевелов, но семя братства, прощения, оправдания, любви и мира. Никогда не считайте себя чьим-то врагом.

Христианин готов со всеми ладить, своей дружбой приближая людей ко Христу Иисусу. Он жертвует собой с радостью и для всех - без пристрастий, не разделяя души на разные категории, не снабжая их этикетками, как товары в лавке или засушенных насекомых. Христианин не отделяется от других - иначе его жизнь была бы плачевной. Он должен сделаться всем для всех, чтобы всех спасти [ Евр 13, 14].

Если бы мы так жили, если бы мы умели вкладывать в наши поступки семя щедрости и стремления к миру, то все люди могли бы на деле пользоваться законной личной независимостью и нести ответственность за свои земные дела. Каждый христианин стремился бы стать на защиту чужой свободы, а уж потом своей. Любовь побуждала бы его принимать окружающих такими, какие они есть (ибо каждый без исключения имеет слабости и совершает ошибки) и помогать им с благодатью Божией и человеческой тактичностью в преодолении зла, в искоренении плевелов - чтобы все мы могли друг друга поддерживать, исполняя с достоинством наше звание человеческое и христианское.

Предыдущий Смотреть главу Следующий