Josemaría Escrivá Obras
184

Личная свобода

Когда христианин работает (а это его обязанность), он не может устранить требования природы, или просто махнуть на них рукой. Если бы под выражением освятить человеческие занятия подразумевалось упразднение или уменьшение их собственной действенности - я отказался бы употреблять эти слова. Мне лично не нравится, когда обычные человеческие дела, как обманчивая вывеска, афишируют религиозное исповедание. Ибо, хотя я и уважаю противоположное мнение, но мне кажется, что тут есть опасность употребления всуе святого имени нашей веры. Ведь порой католическую этикетку используют даже для оправдания весьма сомнительных дел и поступков.

Если мир со всем, что в нем есть, за исключением греха, хорош, ибо создан нашим Господом, - то христианин, беспрерывно ведущий борьбу любви, должен заниматься земными делами наравне с другими гражданами. Он должен защищать все ценности, связанные с достоинством человека.

И если есть ценность, к которой он должен стремиться постоянно, - то это личная свобода. Только защищая личную свободу других, а также ее следствие - личную ответственность, он сможет защитить свою собственную свободу. Это единственно верное поведение с человеческой и христианской точки зрения. Я повторяю и буду повторять всегда, что Господь безвозмездно наделил нас великим сверхъестественным даром - Своей благодатью, и чудесным человеческим даром свободы, которая, чтобы не исказиться в своеволие, требует от нас внутренней цельности и твердой решимости отражать закон Божий во всех наших делах, ибо где дух Господень - там свобода [ См. Мф 11, 30].

Царство Христа - это Царство свободы. В нем нет рабов - но есть свободно сковавшие себя во имя Любви Божией. Благословенное рабство! - рабство любви, которое делает нас свободными! Без свободы мы не сможем отозваться на благодать Божию. Без свободы мы не сможем свободно отдать себя Господу. Мы отдаем себя Богу, потому что так хотим, - вот самый сверхъестественный мотив нашей самоотдачи.

Некоторые из тех, кто сейчас меня слушает, знакомы со мной уже много лет и могут засвидетельствовать, что всю свою жизнь я проповедовал личную свободу в ее сочетании с личной ответственностью. Я искал и продолжаю искать ее по всей земле, подобно тому, как Диоген искал человека. И я люблю ее с каждым днем все крепче - люблю превыше всего земного. Она - сокровище, которое мы никогда не научимся ценить достаточно.

Говоря о личной свободе, я не имею ввиду те аспекты этой проблемы, которые, может быть, очень интересны, но вовсе не относятся к служению священника. Я знаю, что это не мое дело - рассуждать о преходящих и земных проблемах, социальных и политических конфликтах, поиск выхода из которых Господь предоставил людям, их способности находить решения в свободной и беспристрастной дискуссии. Я также знаю, что уста священника, если он хочет избежать различных человеческих разделений, должны открываться только для того, чтобы указывать душам путь к Богу, к Его духовному и спасительному учению, к Таинствам, установленным Христом, к духовной жизни, которая приближает нас к Господу и делает Его детьми, братьями всех людей.

Сегодня мы отмечаем праздник Христа Царя. Я не выхожу за пределы моей священнической должности, когда говорю, что видящие в Царстве Божием политическую программу не поняли духовной сути христианской веры и рискуют наложить на совесть людей бремя, которое не Христово - ибо иго Его благо, и бремя Его легко [ См. Лк 8, 5-7]. Будем любить всех людей воистину, а Христа превыше всего на свете - и тогда неизбежно полюбим законную свободу каждого, пребывая со всеми в мирном и разумном сосуществовании.

Предыдущий Смотреть главу Следующий