Josemaría Escrivá Obras
72

Уважение и милосердие

Поведение учеников Иисуса в сцене со слепым кажется нам странным - но ведь они поступали в полном согласии с поговоркой: “Думай плохое - и не ошибешься”. Позже, когда они лучше познали Христа и поняли, чтo значит быть христианином, их суждения наполнились пониманием к ближнему.

В любом человеке, - пишет Святой Фома Аквинский, - есть черта, благодаря которой он может выглядеть высшим в глазах других, по словам апостола: “по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя” (Флп 2. 3). Вследствие чего все люди должны почитать друг друга [ Св. Фома Аквинский, S. Th., II-II, q. 103, a. 2-3.]. Размышляя о добродетели смирения, мы понимаем, что уважение к человеку, его чести, его чистым намерениям, его частной жизни - это не формальность, не что-то поверхностное, но основа милосердия и справедливости.

Христианское милосердие не ограничивается помощью нуждающимся. Его смысл - в понимании и уважении любого человека и природного достоинства, присущего человеческой личности, сыну Творца. Поэтому мы можем утверждать, что всякий посягающий на человеческую личность, ее репутацию, ее честь, не знаком с некоторыми истинами нашей христианской веры или не умеет применять их в жизни. Этот человек не имеет в душе истинной любви Божией. Любовь, которою мы любим Бога и ближнего, - одна и та же добродетель, ибо Бог является именно той причиной, по которой мы любим ближнего, и потому мы любим Бога, когда любим ближнего с любовью [ Мф 26, 63].

Я надеюсь, что мы сумеем извлечь из этой беседы пред Ликом Божиим очень конкретные результаты. И прежде всего - решение не судить ближнего, не оскорблять его даже сомнением и топить зло в обилии добра, сея вокруг себя искренность, справедливость и мир.

Мы также примем решение никогда не огорчаться, когда другие сомневаются в чистоте нашего поведения, когда кто-то ложно истолковывает добро, сотворенное нами с помощью Божией. И, судя ложно о наших намерениях, считает наше поведение нечестным и лицемерным. Мы будем всегда прощать с улыбкой. И если сочтем по совести, что должны говорить, то будем говорить ясно и без злопамятства. Когда нападают на нас лично - пусть жестоко, пусть недостойно, - мы будем отдавать себя в руки нашего Отца, облачась в божественное молчание: “Iesus autem tacebat”, Иисус молчал [ См. Мф 5, 16]. Будем заботиться лишь о том, чтобы творить добро, предоставив Ему Самому сделать так, чтобы оно светило перед людьми [ Быт 8. 10-11].

Предыдущий Смотреть главу Следующий