Josemaría Escrivá Obras
824

Самым великим безумцем был и пребудет Он. Может ли быть безумие больше того, чем то, с которым Он отдает Себя... И отдает нам, грешным?

Было бы безумием избрать долю беззащитного Младенца; но тогда бы многие злодеи смягчились бы душою при виде Его, не в силах причинить Ему вреда. Он пошел дальше: Он возжелал умалиться еще и еще и отдаться в еще большей мере. И тогда Он стал пищей, стал Хлебом.

Божественный Безумец! Как обращаются с Тобою люди? А я сам?

Предыдущий Смотреть главу Следующий