Josemaría Escrivá Obras
146

Мне кажется, что ты держишь сердце свое на ладони, словно товар - "Кто возьмет?" Если уж никому не придется по вкусу - тогда ты отдашь его Богу.

Думаешь, так поступали святые?


147

Все тварное - для тебя? Нет, все тварное - для Бога. А может, и для тебя, но - во Имя Бога.


148

К чему нагибаться и пить из луж светских утех, если ты можешь утолить жажду водами, которые текут в жизнь вечную?


149

Не привязывайся к тварному, сбрось это рубище. Святой Григорий, Папа Римский, сказал, что у дьявола нет своего в этом мире - он обнаженным выходит на битву. Если ты выйдешь одетым, то быстро падешь - ибо ему будет за что тебя ухватить.


150

Твой Ангел как бы говорит тебе: "Сердце твое полно мирских привязанностей!… Неужто твой Хранитель поставлен стеречь это добро?"


151

Отрешиться от всего. - Да, это очень трудно!… Не иметь иных пут - кроме трех гвоздей. Не иметь иного ощущения в плоти моей - кроме Креста!


152

Разве ты не чувствуешь, какой покой, какое единение с Богом ждут тебя, если ты отзовешься на этот благодатный призыв, требующий от тебя полного отрешения?

- Борись ради Него; борись, чтобы угодить Ему - но и укрепляй личную надежду.


153

Смелее! Скажи Ему великодушно и просто, как ребенок: "Ты хочешь, чтобы я отдал Тебе это? Но ведь и Ты мне что-нибудь приготовил?"


154

Тебе так хочется от всего отрешиться! - но ты боишься стать равнодушным и отчужденным.

Не беспокойся. Если ты Христов - весь, совершенно весь, - то света и тепла у тебя на всех хватит.


155

Иисус не участвует в дележке. Он ждет, что ты отдашь Ему - все.


156

Ты не хочешь подчиниться Воле Божией… но спокойно терпишь своеволие всякой твари.


157

Не лукавь и не путай! Если Сам Господь отдает тебе Себя, то зачем привязываться к тварям?


158

Ну вот, ты плачешь. - Тебе больно? - Еще бы! - Видишь? Именно поэтому тебя сюда и укололи.


159

Сердце твое слабеет - и ты ищешь опоры на земле. - Что ж, хорошо. Но смотри, чтобы эта опора не стала мертвым бременем, давящим на тебя, или тяжелой цепью, от которой ты уже никогда не освободишься.


160

Скажи мне: что же это - дружба или рабские путы?


161

Ты любвеобилен. - Прекрасно. Будь всегда доброжелательным к ближнему. - Но послушай меня хорошенько, апостольская душа: то, другое чувство, которое Господь вложил в твое сердце - оно от Господа и только для Него. Кроме того, отомкнув на своем сердце один замок - а их должно быть семь! - ты не раз испытывал странную неуверенность… И в смущении, чистый в своих намерениях, спрашивал себя: "Не слишком ли я увлекся?"


162

Сердце - потом. Сначала - долг. Но, исполняя свой долг, вкладывай сердце - тепло и нежность - в то, что ты делаешь.


163

"Если же правый глаз твой соблазняет тебя… вырви его и брось от себя!" - Несчастно сердце твое, если оно тебя соблазняет!

Сдерживай его, как будто сердце у тебя в руках, крепко сожми и не разменивайся на утешения. Но если сердце попросит о них, исполненный сострадания, скажи ему спокойно и доверительно: "Сердце, на Крест! Сердце, на Крест!"


164

Что происходит с этим сердцем? - Не тревожься; ведь святые были такими же, как мы с тобой, и испытывали эти же естественные наклонности. В противном случае их сверхъестественные стремления сохранить свое сердце, тело и душу, для Бога, а не отдать его твари, мало что значило.

Если душа, когда-то видевшая свой путь, любит Бога по-настоящему, то немощь сердца, - думаю я, - не может быть для нее препятствием.


165

Ты, для маленькой земной любви позабывший всю свою гордость - вправду ли ты любишь Христа, если не можешь смириться с этим уничижением ради Него?


166

Ты пишешь: "Отец, сердце ноет, будто зубная боль". - Понимаю, это не шутка: чтобы вырвать из сердца все дурное, постыдно-болезненное, тебе действительно нужен врач.

Только бы ты не мешал ему действовать!


167

"Ах! Если бы только порвал я вначале!" - сказал ты мне. - Дай Бог, чтобы не пришлось тебе повторять этого запоздалого восклицания.


168

"Мне показались смешными ваши слова об отчете, которого потребует от вас Господь. Для вас Он будет просто Иисусом, а не Судьей, как вы думаете". Эти слова написаны святым епископом - и многие находили в них утешение. Пусть они и тебя утешат.


169

Страдание угнетает тебя, потому что, принимая его, ты дрожишь как трус. Прими его мужественно, как истинный христианин - и увидишь в нем бесценное сокровище.


170

Как прозрачен путь!… Как очевидны препятствия! Как эффективны способы их преодоления! И все-таки - как часто спотыкаешься, сворачивая с пути!… Не так ли?

Всему виной - эта таинственная паутинка - тяжелая железная цепь!, - о которой знаем я и ты. Но ты боишься ее порвать! - потому и падаешь и сбиваешься с пути.

- Чего ты ждешь? Порви… и шагай дальше!


171

Разве ты не откажешься от любви ради Любви?


Предыдущий Следующий